БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Полоний

Воспользуемся опять мнением Гете. В названном романе актер, назначенный сыграть Полония, говорит о нем: "Обещаю подать на сей раз в комическом виде весьма почтенного человека; постараюсь в тех местах, где надо, как можно выигрышнее изобразить присущие ему спокойствие и равновесие, суетность и важность, учтивость и развязность, независимость и опасливость, чистосердечное лукавство и лживую правдивость. Я куртуазнейшим образом представлю и преподнесу эдакого седовласого, добросовестного, неизменно приспособчивого полуплута, в чем большую помощь окажут мне грубоватые и резковатые мазки нашего автора. Я буду говорить, как книга, когда подготовлюсь заранее, и как шут, когда разойдусь. Я буду глупцом, подлаживаясь ко всякому, и хитрецом, не желая замечать, что меня поднимают на смех"*.

* (Гете И.-В. Собр. соч., т. 7. - С. 249-250.)

Таков в самом деле этот царедворец, по-видимому, самый близкий к трону. Вероятно, он занимал высокое положение и при прежнем короле. Новый король жалует его своими милостями и ему первому готов их оказывать. Это дает основание предположить, что после смерти прежнего монарха Полоний сыграл важную роль в избрании Клавдия королем.

Если Розенкранц и Гильденстерн показаны только в качестве придворных, то Полоний обрисован шире: и как царедворец, и как отец семейства. Низкопоклонствующий перед царствующими особами и перед принцем, в своем доме он неограниченный властелин и, пожалуй, даже тиран, требующий безусловного послушания себе так же, как он послушен вышестоящим.

Полоний весьма ценит "информацию", ему надо знать все, что творится в доме и при дворе. Он всегда спешит сообщить все новости королю и сразу бежит объявить ему, что причина помешательства Гамлета - отвергнутая любовь.

Главное средство добывать "информацию" у Полония - слежка. Он и погибает, подслушивая беседу Гамлета с матерью.

Первая из речей Полония наиболее значительна, и произносит он ее внушительно. Это его знаменитые наставления сыну о том, как надо вести себя в обществе и на людях:

 Держи подальше мысль от языка, 
 А необдуманную мысль - от действий. 
 Будь прост с другими, но отнюдь не пошл. 
 Своих друзей, их выбор испытав, 
 Прикуй к душе стальными обручами, 
 Но не мозоль ладони кумовством 
 С любым бесперым панибратом. В ссору 
 Вступать остерегайся, но, вступив, 
 Так действуй, чтоб остерегался недруг. 
 Всем жалуй ухо, голос - лишь немногим; 
 Сбирай все мненья, но свое храни. 
 Шей платье по возможности дороже, 
 Но без затей, - богато, но не броско: 
 По виду часто судят человека; 
 А у французов высшее сословье 
 Весьма изысканно и чинно в этом. 
 В долг не бери и взаймы не давай; 
 Легко и ссуду потерять и друга, 
 А займы тупят лезвие хозяйства. 
 Но главное: будь верен сам себе; 
 Тогда, как вслед за днем бывает ночь, 
 Ты не изменишь и другим. 

                           I, 3, 59 

Советы Полония имеют давнюю традицию, начиная с античной Греции. В современной Шекспиру Англии было много подобных предписаний. Примеры этого есть в письмах высокопоставленных и знатных лиц эпохи Шекспира, а также в сочинениях современников Шекспира Джона Лили, Томаса Лоджа, Роберта Грина.

Полоний учит, как соблюдать достоинство в обществе, где каждый живет сам по себе, стремясь к своей выгоде. Почти каждое из предписаний проникнуто недоверием к людям и рекомендует осторожность в общении с окружающими. В целом весь этот кодекс житейских правил характерен для индивидуалистической среды. В нем совершенно отсутствуют элементы общественного или гражданского характера. Нет ни слова о сочувствии или помощи другим людям. Житейская "мудрость" Полония помогает увидеть его характер, взгляды на жизнь, отношение к людям.

Полоний, правда, не уверен в том, что Лаэрт выполнит его заветы, и посылает Рейнальдо проверить, как ведет себя сын в Париже.

Есть, однако, в трагедии персонаж, который следует некоторым из советов Полония. Он скрывает свои мысли, прост с окружающими; к нему напрашиваются в друзья, но он хорошо разбирается в людях и умеет отличить притворство от искренности; остерегается раньше времени вступать в ссору, а потом действует так, что бояться его начинает недруг. Читатель уже догадался - так ведет себя Гамлет!

В лучшие стороны человеческой натуры Полоний не верит. Он знает это прежде всего по себе: "Я знаю сам,// Когда пылает кровь, как щедр бывает//Язык на клятвы" (I, 3, 116-117). Иначе говоря, клятвы - пустые слова.

Полоний, однако, верен тем понятиям, которым поучает сына. Его главная забота, чтобы сын и дочь соблюдали внешнюю честь и достоинство. Понятия Полония о чести иные, чем у Гамлета. Полонию достаточно внешнего ее соблюдения: не столько быть честным, сколько казаться им. Между его проповедью внешней добропорядочности и действительным поведением наблюдается резкое расхождение. Со своим подручным Рейнальдо Полоний откровенен. Поучая его, как узнать о поведении сына посредством лживых обвинений, он сводит свой урок к еще одному правилу, не вошедшему в "официальный" кодекс:

 Приманка лжи поймала карпа правды; 
 Так мы, кто умудрен и дальновиден, 
 Путем крюков и косвенных приемов, 
 Обходами находим нужный ход... 

                      II, 1, 63-66

Вот в чем существо "мудрости" Полония! Это мудрость царедворца, изощренного в интригах, идущего к цели не прямыми путями, умеющего действовать тайком, скрывая истинные намерения.

Если гуманисты создали идеал "придворного" как человека большой культуры, то Полоний придворный реальный, такой, какими были приближенные монархов во все времена.

Он получил хорошее образование, в годы учения участвовал в любительском представлении "Юлия Цезаря", и мы можем не сомневаться, что пьеса была на латинском языке, как то было принято и в университетах. Знание латыни было необходимо государственному деятелю, ибо законы и дипломатические послания в средние века и в эпоху Возрождения писали на латыни.

Если в молодости он, по собственному признанию, отдал дань увлечениям, теперь он за строгую нравственность. Сознавая, что он сам с годами изменился, Полоний признает, что крайности свойственны не только молодежи:

 Наши годы так же склонны 
 Чресчур далеко заходить в расчетах, 
 Как молодости свойственно грешить 
 Поспешностью. 

                     II, 1, 114-117

Еще раз надо обратить внимание на глубокие значения, таящиеся в шекспировском тексте. Слова Полония - сентенция или афоризм, претендующие на обобщение. Для Полония вообще характерно выражаться поучительными фразами. Но в данном случае мы встречаемся с речью-бумерангом. Именно торопится с выводами и ошибается Полоний. Что же касается второй части его сентенции, то ее оправдывает не только горячность Лаэрта, но и поспешность Гамлета, причем его поспешный необдуманный удар оказался роковым для Полония.

Еще одно изречение Полония должно привлечь наше внимание. Решив, что безумие Гамлета вызвано любовью к его дочери, Полоний изрекает:

 Здесь точно исступление любви, 
 Которая себя ж убийством губит 
 И клонит волю к пагубным поступкам, 
 Как и любая страсть под небесами, 
 Бушующая в естестве. 

                    II, 1, 102-106

Может показаться, будто царедворец согласен с мыслью Гамлета о том, что идеальный человек не должен быть рабом страстей (III, 2, 77). Гамлет мечтает о гармоничном человеке, а для Полония страсти - помеха в стараниях обеспечить успех и благополучие в свете, где каждый старается обмануть другого или использовать в своих целях.

Следуя приему самохарактеристики, Шекспир вкладывает в уста Полония слова, ясно показывающие, чему он посвятил свою жизнь:

 Свой долг и душу я блюду пред богом 
 И пред моим высоким королем... 

                       II, 2, 44-45

Он советовал сыну быть верным самому себе и был в этом отношении последователен. Он служил своему монарху верой и правдой и, можно сказать, погиб на посту, приняв на себя удар, предназначавшийся королю.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://william-shakespeare.ru/ "William-Shakespeare.ru: Уильям Шекспир"