БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Генрих VI. Часть первая (Перевод Бирюковой Е.)

Генрих VI. Часть первая
Генрих VI. Часть первая

Действующие лица

 Король Генрих VI. 
 Герцог Глостер, дядя короля, лорд-протектор. 
 Герцог Бедфорд, дядя короля, регент Франции. 
 Томас Бофорт, герцог Эксетер, внучатный дядя короля. 
 Генри Бофорт, внучатный дядя короля, епископ Уинчестерский, затем кардинал. 
 Джон Бофорт, граф Сомерсет, затем герцог Сомерсет. 
 Ричард Плантагенет, сын Ричарда, покойного графа Кембриджа, затем герцог Йоркский. 
 Граф Уорик. 
 Граф Солсбери. 
 Граф Сеффолк. 
 Лорд Толбот, затем граф Шрусбери. 
 Джон Толбот, его сын. 
 Эдмунд Мортимер, граф Марч. 
 Сэр Джон Фастолф. 
 Сэр Уильям Люси. 
 Сэр Уильям Гленсдел. 
 Сэр Томас Гаргрев. 
 Лорд-мэр Лондона. 
 Вудвил, комендант Тауэра. 
 Вернон, приверженец Белой розы, или Йоркского дома. 
 Бассет, приверженец Алой розы, или Ланкастерского дома. 
 Стряпчий. 
 Стража Мортимера. 
 Карл, дофин, затем король Французский. 
 Рене, герцог Анжуйский, король Неаполитанский. 
 Алансон, герцог. 
 Герцог Бургундский. 
 Бастард Орлеанский. 
 Комендант Парижа. 
 Оружейный мастер в городе Орлеане. 
 Его сын. 
 Командующий французскими войсками в Бордо. 
 Французский сержант. 
 Привратник. 
 Старик пастух, отец Иоанны Девственницы. 
 Маргарита, дочь Рене, затем жена короля Генриха. 
 Графиня Овернская. 
 Иоанна Девственница, обыкновенно называемая Жанной д'Арк. 
 Лорды, стражи Тауэра, герольды, часовые, офицеры, послы, солдаты, гонцы и слуги; злые духи, являющиеся Иоанне. 
 Место действия - частью Англия, частью Франция.

Акт I

Акт I
Акт I

Сцена 1

Уэстминстерское аббатство.
Похоронный марш.

Вносят на парадном траурном ложе тело короля Генриха V. Его окружают герцоги Бедфорд, Глостер и Эксетер, граф Уорик, епископ Уинчестерский, герольды и другие.

Бедфорд

Померкни, день! Оденься в траур, небо!
Кометы, вестницы судьбы народов,
Взмахните косами волос хрустальных,
Бичуйте возмутившиеся звезды,
Что Генриха кончине обрекли!
Он слишком славен был, чтоб долго жить!
Наш край такого не терял монарха.

Глостер

Наш край такого короля не знал.
Он был могуч, повелевать достоин,
Его воздетый меч слепил лучами.
Объятья были шире крыл дракона,
И взор, пылавший яростным огнем,
Разил и гнал его врагов сильнее,
Чем солнце полдня, бьющее в лицо.
Что мне еще сказать? Его деянья
Безмерно превосходят все слова:
Он руку подымал лишь для победы.

Эксетер

Мы в трауре, - зачем мы не в крови*?
Ведь умер Генрих, не воскреснет вновь.
Над деревянным гробом мы стоим
И чтим бесславную победу смерти
Присутствием своим, подобно пленным,
Влекомым триумфальной колесницей.
Иль будем клясть зловещие планеты,
Что нашей славе гибель принесли?
Иль допустить, что хитрые французы
Из страха подлого прибегли к чарам 
И колдовством ему наслали смерть?

* (Мстя французам, ибо Генрих V умер во время войны с Францией, хотя и не на поле битвы, а от болезни.)

Епископ Уинчестерский

Король, царем царей благословенный!
Не столь ужасен будет страшный суд,
Как вид его ужасен был французам.
Во имя бога сил сражался он:
Ему успех молитвы церкви дали.

Глостер

Что церковь? Не молись попы так рьяно, 
Не кончилась бы жизнь его так рано. 
Безвольный государь желанен вам, 
Который слушался бы вас, как школьник.
Епископ Уинчестерский ( Глостеру )
Чего б мы ни желали, - ты протектор 
И хочешь править принцем и страной.
Твоя жена горда, ее боишься 
Ты больше бога и духовных лиц.

Глостер

Не говори о духе, - плоть ты любишь,
И если изредка заглянешь в церковь,
То молишься о гибели врагов.

Бедфорд

Оставьте распрю и смиритесь духом.
Идемте к алтарю. - Сюда, герольды! -
Мы сложим вместо золота оружье,
К чему оно, коль Генриха не стало? 
Потомство, ожидай лихих годин,
Когда слезами мать младенца вскормит, 
Край станет озером соленых слез,
И женщины одни оплачут мертвых.
О Генрих Пятый! Дух твой призываю! 
Храни страну, оберегай от смут,
Со злыми звездами борись на небе!
Звезда твоей души славнее будет,
Чем Цезарева, ярче...

Входит гонец.

Гонец

Привет мой вам, достойнейшие лорды!
Из Франции принес я злые вести:
Потери, неудачи, пораженья.
Шампань, Гюйенну, Реймс и Орлеан, 
Жизор, Париж, Пуатье мы потеряли.

Бедфорд

Что ты у гроба Генриха сказал?
Потише говори, - не то, пожалуй,
Он, о таких потерях услыхав,
Взломает крышку гроба и воскреснет.

Глостер

Париж утрачен? Взят у нас Руан?
Когда бы Генриха вернули к жизни,
От этой вести вновь бы умер он.

Эксетер

Как потеряли их? Что за измена?

Гонец

Измены не было, - лишь недостаток
Людей и средств. По войску ходят слухи, 
Что здесь на партии разбились вы.
В то время как спешить на битву надо,
О полководцах вы ведете споры:
Тот хочет долгих войн при малых тратах, 
Другой помчался бы, да крыльев нет,
А третий без издержек предпочел бы 
Добиться мира сладкими речами.
Проснись, проснись, английское дворянство! 
Пусть юной славы лень не омрачит.
С герба у нас все лилии сорвали*, 
Английский щит наполовину срублен.

* (Лилии были изображены на гербе французских королей. После номинального присоединения при Генрихе II всей Франции к Англии лилии стали изображать также на английском гербе.)

Эксетер

Когда б над гробом недостало слез,
Поток их вызвали б такие вести.

Бедфорд

Мне - им внимать; я - Франции правитель. 
Дать панцырь мне! За Францию сражусь - 
Прочь, неуместные одежды скорби!
Я раны дам французам вместо глаз,
Чтоб кровью плакали о новых бедах.

Входит второй гонец.

Второй гонец

Вот письма, лорды, - в них дурные вести. 
Вся Франция на англичан восстала,
За исключеньем мелких городов.
Был в Реймсе коронован Карл, дофин,
В союзе он с Бастардом Орлеанским,
Рене, Анжуйский герцог, за него;
Спешит к нему и герцог Алансонский.

Эксетер

К дофину все бегут? Он коронован?
Куда бежать от этого позора?

Глостер

Мы побежим, чтоб в грудь врага вцепиться.- 
Коль медлишь, Бедфорд, ты, сражусь один.

Бедфорд

Зачем во мне ты, Глостер, усомнился?
Я в мыслях уж собрал такое войско, 
Которое всю Францию затопит.

Входит третий гонец.

Третий гонец

О лорды! Я сейчас умножу слезы,
Что льете вы над гробом государя,
Вам рассказав о злополучной битве 
Меж Толботом достойным и врагами.

Епископ Уинчестерский

Что ж? Толбот победил французов? Так ведь?

Третий гонец

О, нет, в сраженье Толбот был разбит. 
Подробности вам расскажу сейчас.
Десятого числа наш грозный лорд,
Осаду сняв, ушел от Орлеана.
Шесть тысяч войска он имел, не больше,
Когда французов двадцать с лишним тысяч 
Напали, быстро окружив его.
Он не успел своих людей построить,
Прикрыть стрелков своих рядами копий.
Лишь вырывая колья из оград,
Их беспорядочно воткнули в землю,
Чтоб конницы напор остановить.
Бой продолжался больше трех часов.
Своим мечом творил отважный Толбот 
Такие чудеса, что не расскажешь:
В ад сотни душ послал. Никто не смел 
Сразиться с ним. Рубил он здесь и там.
Враги кричали: "Это дьявол в латах!"
Вся рать дивилась, глядя на него.
Солдаты, увидав его отвагу,
Все закричали дружно: "Толбот! Толбот!" -
И ринулись в пучину битвы злой.
Победа наша славно б завершилась,
Когда бы не был трусом сэр Джон Фастолф. 
Он, будучи поставлен в арьергарде,
Чтоб в нужный миг прийти на помощь войску, 
Бежал, как трус, не обнажив меча.
Тут начались смятенье и резня;
Врагами были мы окружены.
Валлонец подлый, угождая Карлу,
Направил в спину Толбота копье, -
Пронзил того, кому еще не смели 
Все силы Франции взглянуть в глаза.

Бедфорд

Убит наш Толбот? Так убью себя -
За то, что в пышной праздности живу здесь, 
Меж тем как предан, помощи лишен,
Пал славный вождь, врагами окружен.

Третий гонец

О нет, он жив, хотя захвачен в плен,
С ним взяты лорды Скелс и Хенгерфорд,
А большинство в плену или убиты.

Бедфорд

Лишь я один весь выкуп заплачу.
Вниз головой дофина сброшу с трона:
Венец его за друга будет выкуп.
За лорда каждого я четырех
Вельмож французских дам. - Прощайте, лорды.
Огонь потешный стану зажигать 
Во Франции, Георгия справляя.
Сберу десятитысячную рать,
И будет вся Европа трепетать.

Третий гонец

Спешите же: в осаде Орлеан;
Устало и ослабло наше войско;
Граф Солсбери о подкрепленье просит:
Едва он сдерживает бунт в войсках;
Их горсть, а полчищам дают отпор.

Эксетер

Вы клятву дали Генриху, милорды, 
Припомните: дофина уничтожить 
Иль нашей власти покорить его.

Бедфорд

Я помню это и прощаюсь с вами,-
К походу приготовиться я должен.

(Уходит.)

Глостер

Со всей поспешностью отправлюсь в Тауэр - 
Орудья и припасы осмотреть;
Затем объявим принца королем.

Эксетер

Я - в Элтем, к молодому государю;
Ведь избран я в наставники ему 
И должен охранять его надежно.

(Уходит.)

Епископ Уинчестерский

У каждого свой пост, своя забота;
Лишь я один забыт и обездолен,
Но не останусь долго не у дел:
Из Элтема похищу короля 
И встану у кормила корабля.

(Уходит.)

Сцена 2

Франция. Перед Орлеаном.
Фанфары.

Входят с трубами и барабанами Карл, Алансон, Рене и войско.

Карл

Движенья Марса* на земле и в небе 
До сей поры еще не изучили.
Недавно Англии сиял он, ныне ж 
Нам, победителям, он шлет улыбки.
Как, недостает нам городов?
Мы весело стоим под Орлеаном.
От голода, как привиденья, бледны,
Раз в месяц нас тревожат англичане.

* (Марс - в двояком значении: на земле - как бог войны, и в небе - как планета. Путь планеты Марс в то время еще не был изучен.)

Алансон

Им худо без похлебки и без мяса:
Откармливать их надобно, как мулов,
Подвесив к мордам их мешки с овсом, -
Не то на дохлых крыс похожи станут.

Рене

Прогоним их. Зачем стоять у стен?
Ведь Толбот, страшный нам, захвачен в плен; 
Остался лишь безумный Солсбери.
Пускай с досады он исходит желчью:
Нет у него ни денег, ни людей.

Карл

Бить, бить тревогу! Ринемся на них!
Отмстим за честь униженных французов!
Готов заранее простить врагу,
Что поразит меня, коль побегу.

Уходят.

Тревога. Стычки. Затем отбой. 
Возвращаются Карл, Алансон и Рене.

Алансон и Рене

Где это видано?Ах, что за люди! -
Псы! Трусы! Никогда б я не бежал,
Не брось они меня среди врагов.

Рене

Отчаянный рубака - Солсбери!
Он бьется, словно жизнь ему постыла. 
Подобно львам голодным, лорды их 
Бросаются на нас, как на добычу.

Алансон

Историк Фруассар* нам сообщает,
Что Англия Роландов, Оливье** 
При Эдуарде Третьем порождала. 
Теперь мы убедились: это правда.
Как на подбор, Самсонов, Голиафов 
Шлет против нас - один десятка стоит 
Мерзавцы тощие! Кто б мог подумать, 
Что в них такая дерзость и отвага?

* (Фруассар (1338-1410) - известный французский хронист, историк Столетней войны.)

** (Оливье - соратник Роланда в "Песни о Роланде", старофранцузской героической поэме (ок. 1100 г.).)

Карл

Оставим город. Вот головорезы!
От голода еще свирепей стали.
Я знаю их давно: скорее стены 
Зубами сгложут, чем осаду снимут.

Рене

Их руки, верно, тайная пружина 
Заводит, чтобы били, как часы*, - 
Иначе бы им не сдержать напора. 
Непрочь бы я оставить их в покое.
Алансон Пусть будет так.

* (Образ, подсказанный распространенным в то время типом стенных или башенных часов с фигуркой, отбивающей молотком время.)

Входит Бастард Орлеанский.

Бастард

Где наш дофин? Принес ему я вести.

Карл

Бастарду Орлеанскому привет.

Бастард

Сдается мне, вы грустны, побледнели.
Иль пораженье удручает вас?
Но не тревожьтесь: помощь вам близка. 
Святую девушку я к вам привел.
Видение, ниспосланное с неба,
Велело ей избавить Орлеан 
От этой изнурительной осады 
И англичан из Франции прогнать.
В ней - дар пророчества, еще сильнейший,  
Чем был у римских девяти сивилл:
Откроет все, что было и что будет.
Могу ли к вам ее ввести? Поверьте,
Мои слова правдивы и верны.

Карл

Ступай за нею.
Бастард уходит.
Чтоб ее проверить,
Рене, со мною поменяйся местом;
Стой гордо, строго задавай вопросы:
Так прозорливость испытаем в ней.

(Отходит в сторону.)

Входят Жанна д'Арк и Бастард Орлеанский.

Рене

Красотка, ты ль сулишь нам чудеса?

Жанна д'Арк

Рене, ты ль обмануть меня задумал?
Но где дофин? - Пройди, пройди вперед!
Тебя я знаю, хоть и не видала.
Не удивляйся: все открыто мне.
Наедине поговорю с тобою. -
На время отойдите, господа.

Рене

Она отважно двинулась на приступ.

Жанна д'Арк

Дофин, я дочь простого пастуха,
И разум мой не искушен в науках;
Но жалкий мой удел угодно было
Владычице и небу озарить.
Однажды смирных я пасла овец,
Лучам палящим подставляя щеки,
Вдруг матерь божья предо мной предстала 
И, славою блистая неземной,
Велела бросить низкое призванье 
И родину от бедствия спасти;
Открывшись мне во всем своем величье,
Мне обещала помощь и удачу.
Была я неприглядною и смуглой,
Она ж, лучом небесным осеня,
Красой, как видишь, облекла меня.
Какой угодно мне задай вопрос -
Тебе отвечу я без промедленья.
Коль смеешь, испытай меня в бою,- 
Увидишь: я превосхожу свой пол.
Доверься мне: тебя победа ждет,
Коль рать твою в бой дева поведет.

Карл

Твоим речам высоким я дивлюсь,
Но испытать твою хочу я доблесть.
В единоборство ты вступи со мной;
Коль победишь, - слова твои правдивы;
Иначе не поверю ничему.

Жанна д'Арк

Готова я. Вот он, мой острый меч;
Пять лилий на клинке его видны.
На кладбище святой Екатерины,
В Турени, в груде лома он был найден.

Карл

Начнем же, с богом; не страшусь я женщин.

Жанна д'Арк

Пока жива, не побегу пред мужем.
Сражаются; Жанна теснит Карла.

Карл

Стой! Руку опусти! Ты амазонка!
Мечом Деборы* бьешься ты со мной.

* (Дебора - пророчица и воительница, упоминаемая в библии.)

Жанна д'Арк

Мне, слабой, помогает матерь божья.

Карл

Кто б ни помог тебе, ты мне поможешь. 
Но я огнем желания горю:
Десницу ты и сердце покорила.
О дева, - если так тебя зовут, -
Твоим слугой я буду, не монархом.
Тебя о том дофин французский просит.

Жанна д'Арк

Должна отвергнуть я любви исканья.
Освящено с небес мое призванье;
И лишь изгнав всю вражескую рать,
Я о награде стану помышлять.

Карл

Взгляни на своего раба нежнее.

Рене

Как долго с нею говорит дофин!

Алансон

Он девушку узнать поближе хочет, - 
Иначе б так не затянул беседу.

Рене

Прервать его? Не знает меры он. Алансон
Где нам его намеренья узнать?
А женщины искусны в обольщенье!

Рене

Так как же вы решили, государь? 
Сдадим врагу мы Орлеан иль нет?

Жанна д'Арк

Нет, нет, я говорю вам, маловеры! 
Сражайтесь до конца! Я вам защита"

Карл

Согласен с ней. Сражаться до конца!

Жанна д'Арк

Я избрана быть карой англичан.
Осаду вражью в эту ночь сниму я,
Настанет сразу ясная погода,
Как только я приму в войне участье.
Земная слава - на воде круги,
Что беспрестанно ширятся, растут,
Пока в просторе водном не исчезнут.
Смерть Генриха - конец кругам английским: 
Рассеялась в них замкнутая слава.
Но я подобна дерзостной галере,
Что Цезаря с его судьбой несла*.

* (Плутарх рассказывает, что однажды Юлий Цезарь, желая незаметно пробраться к своим войскам, сел на корабль, переодевшись рабом. Поднялась буря, вызвавшая среди матросов панику. Тогда Цезарь, подойдя к кормчему, открылся ему и сказал: "Друг, ты везешь Цезаря, а вместе с ним его счастье". Матросы сразу успокоились, и корабль благополучно закончил свое плавание.)

Карл

Не вдохновлял ли голубь Магомета*?
Тебя ж орел, наверно, вдохновляет.
Елену**, мать святого Константина,
И дочерей Филиппа превзошла ты.
Звезда Венеры, павшая на землю,
Чем я могу почтить тебя достойно?

* (Во "Всемирной истории" современника Шекспира Уолтера Роли рассказывается, что Магомет, приучив голубя клевать у него с уха пшеничные зерна, убедил арабов, что это посланец святого духа, нашептывающий ему божественное откровение. )

** (Елена, мать римского императора Константина, сделавшего христианство государственной религией (IV в. н. э.), считалась пророчицей, так же как и "четыре дочери Филиппа", упоминаемые в "Деяниях апостолов".)

Алансон

Довольно медлить нам: врага прогоним!

Рене

Спаси, коль можешь, дева, нашу честь;
Разбей врагов и обрети бессмертье.

Карл

Мы испытаем тотчас. - Все за мной!
Пророков нет, коль нас она обманет.

(Уходит.)

Сцена 3

Лондон. Перед Тауэром.

Входят герцог Глостер и его слуги в синих кафтанах.

Глостер

Пришел я осмотреть сегодня Тауэр:
Со смертью Генриха страшусь я козней.
Но где же сторожа? Что их не видно?
Открыть ворота! Глостер вас зовет.

Первый сторож

(за сценой)

Кто это повелительно стучит?

Первый слуга

То прибыл благородный герцог Глостер.

Второй сторож (за сценой)

Кто б ни был он, не впустим ни за что.

Первый слуга

Протектору так отвечаешь, дрянь?

Первый сторож (за сценой)

Храни его господь, - так отвечаем.
Мы поступаем, как велели нам.

Глостер

Кто вам велел? Лишь я могу велеть.
Лишь я один - протектор над страною.
Рубить ворота! Разрешаю вам.
Иль дам я над собой скотам глумиться?

Слуги Глостера ломятся в ворота. К воротам подходит изнутри комендант Вудвил.

Вудвил (за сценой)

Что там за шум? Что это за измена?

Глостер

Не ваш ли слышу голос, комендант?
Открыть ворота! Глостер к вам идет.

Вудвил (за сценой)

Терпенье, герцог. Не могу открыть:
Мне кардинал Уинчестер запретил.
Особый от него приказ имею -
Ни вас, ни ваших не впускать сюда.

Глостер

Презренный Вудвил! Иль меня он выше, 
Уинчестер гордый, дерзостный прелат,
Кого терпеть не мог покойный Генрих?
Ты враг и господу и государю.
Открой, иль вышвырну тебя я вон.

Первый слуга

Протектору ворота отворите!
Да торопитесь, иль взломаем их!

Входят епископ Уинчестерский и его слуги в бурых кафтанах*.

* (В бурых кафтанах ходили прислужники духовного суда. Слуги Глостера, как служители светской власти, были одеты в синие кафтаны.)

Епископ Уинчестерский

Вот как! Что это значит, дерзкий Хемфри?

Глостер

Ты, бритый поп*, меня впускать не хочешь?

* (Ты, бритый поп...- У католических духовных лиц выбривается кружок на темени (тонзура).)

Епископ Уинчестерский

Да, я. Знай это, наглый самозванец,
А не протектор короля и края!

Глостер

Прочь, заговорщик явный, уходи!
Ты замышлял погибель государя;
Распутницам грехи ты отпускаешь*.
Тебя в твою же шляпу я упрячу**,
Коль дерзости своей не усмиришь.

* (Распутницам грехи ты отпускаешь... - Одной из статей дохода епископа Уинчестерского был налог, взимавшийся с публичных домов в Саутуорке, предместье Лондона.)

** (Тебя в твою же шляпу я упрячу.- Намек на широкополую шляпу, какие носят кардиналы.)

Епископ Уинчестерский

Ты отойди! Не двинусь ни на шаг.
Здесь твой Дамаск*; будь Каином проклятым; 
Коль хочешь, брата Авеля убей.

* (Здесь твой Дамаск... Коль хочешь, брата Авеля убей. - По преданию, Каин убил Авеля в окрестностях Дамаска.)

Глостер

Я не убью тебя, но прогоню.
В твоей одежде красной, как в пеленках,
Я унесу тебя отсюда прочь.

Епископ Уинчестерский

Посмей-ка! Начихать тебе в лицо!

Глостер

Что? Что сказал он? "Начихать в лицо!"
Эй, за мечи, - хоть здесь не место биться!
Вы, синие, на бурых! - Поп, держись!

Глостер и его слуги нападают на епископа.

За бороду я оттреплю тебя!
Я шляпу кардинальскую топчу,
На папу и на церковь не взирая,
Тебя таскать за шиворот я стану.

Епископ Уинчестерский

Ответ за это перед папой дашь!

Глостер

Ах, гусь Уинчестерский! -  Сюда канат!
Гнать их! Нет места здесь для своры злой.
Ты, волк в овечьей шкуре, с глаз долой! -
Прочь, бурые! - Прочь, алый лицемер!

Слуги Глостера оттесняют слуг епископа. Во время схватки входит лорд-мэр Лондона со свитой.

Лорд-мэр

Стыд, лорды! Вы, верховные вельможи,
Позорно нарушаете здесь мир!

Глостер

Молчи! Не знаешь ты моих обид.
Вот Бофорт - враг он бога и престола:
Хотел он Тауэр силой захватить.

Епископ Уинчестерский

Вот Глостер, враг всех добрых горожан,
Что сеет войны, презирая мир.
Налогами он вас обременяет,
Религию стремится ниспровергнуть,
Затем что он - протектор над страной.
Он в Тауэре добыть оружье хочет 
И королем венчаться, свергнув принца.

Глостер

Я на слова ударами отвечу.
Стычка возобновляется.

Лорд-мэр

Мне остается в этой шумной свалке 
Лишь перед вами огласить приказ. -
Сюда, глашатай, и кричи погромче.

Глашатай

"Люди всех сословий,
собравшиеся нынче здесь с оружием в руках 
вопреки миру божьему и человеческому, 
приказываем вам именем его величества разойтись 
по домам и впредь запрещаем, под страхом смерти, 
носить, пускать в ход и употреблять меч, 
кинжал или какое-либо другое оружие".

Глостер

Закона не нарушу, кардинал,
Но мы поговорим с тобой при встрече.

Епископ Уинчестерский

Ты мне поплатишься при встрече, Глостер:
Кровь сердца твоего пролью за это.

Лорд-мэр

Я стражу позову, коль не уйдете. -
Да, кардинал надменней сатаны.

Глостер

Прощай, лорд-мэр, исполнил ты свой долг.

Епископ Уинчестерский

Проклятый Глостер, голову храни, -
Ее добыть я в скорости намерен.

Глостер и епископ Уинчестерский со своими слугами уходят в разные стороны.

Лорд-мэр

Пускай очистят место - и уйдем.
Как разъярились эти господа!
Я в жизнь свою не дрался никогда.

Уходят.

Сцена 4

Франция. Перед Орлеаном.

Всходят на стену оружейный мастер и его сын.

Оружейный мастер

Ты знаешь, сын, что Орлеан в осаде; 
Предместья захватили англичане.

Сын

Увы, я знаю; сам по ним стрелял, 
Хоть, к сожалению, не попадал.

Оружейный мастер

Не промахнешься впредь, меня лишь слушай.
Я главный оружейный мастер здесь,
И отличиться чем-нибудь мне надо.
Шпионы принца сообщили мне,
Что англичане, укрепясь в предместье,
Из этой башни наблюдают тайно 
За нами сквозь железную решетку 
И узнают, как лучше досадить нам -
Стрельбою или приступом лихим.
Но чтобы эту устранить напасть,
На ту решетку я направил пушку 
И трое суток здесь я сторожил,
Высматривал их. Теперь, сынок,
Ты сторожи: стоять нет больше сил.
Коль выследишь кого, беги сказать мне;
Меня найдешь ты в доме коменданта.

(Уходит.)

Сын

Отец, спокоен будь, ручаюсь я,
Увидев их, тебя не потревожу.

На башню поднимаются граф Солсбери и лорд Толбот, сэр Уильям Глен еде л, сэр Томас Гаргрев и другие.

Солсбери

Вернулся Толбот, жизнь моя и радость?
Как там в плену с тобою обращались?
Как удалось тебе освободиться?
Прошу, все расскажи мне здесь на башне.

Толбот

У Бедфорда в плену был дворянин;
Понтоном де Сантрайль храбрец тот звался. 
Отпущен был я на него в обмен.
Раз обменять меня хотели насмех 
На человека низшего, чем я;
Но я отверг, предпочитая смерть 
Такой оценке, для меня позорной;
И наконец я выкуплен достойно.
Но ранил сердце мне изменник Фастолф:
Его убил бы голыми руками,
Когда бы он теперь попался мне.

Солсбери

Но как они с тобою обходились?

Толбот

С глумленьем гнусным, бранью и насмешкой. 
На рыночную площадь, напоказ 
Всему народу вывели меня:
"Вот, - говорили, - Франции гроза,
Вот пугало, каким ребят стращают".
Но тут я вырвался у сторожей,
Ногтями камни выдрал из земли И стал швырять в свидетелей позора.
Мой грозный вид их в бегство обратил;
Никто не смел приблизиться ко мне.
Не доверяли и стенам железным.
Так был велик их страх передо мной,
Что думали: могу стальные прутья Ломать, столбы алмазные дробить.
Отборные стрелки мне были стражей;
Они за мной следили каждый миг,
И стоило подняться мне с кровати,
Готовы были сердце прострелить.

Солсбери

Мне горько слышать про твои мученья;
Но будем мы отомщены достойно.
Сейчас все ужинают в Орлеане:
Всех сквозь решетку сосчитать могу;
Как враг наш укрепляется, мне видно.
Быть может, ты взглянуть захочешь сам? - 
Сэр Томас Гаргрев и сэр Уильям Гленсдел, 
Прошу вас, изложите ваше мненье:
Куда направить лучше жерла пушек?

Гаргрев

К воротам северным: там все вельможи.
Гленсдел По мне ж, на бастион, что на мосту.

Толбот

Как видно, город надо взять измором 
Иль перестрелкой ослаблять его.

Выстрел из города. Солсбери и сэр Томас Гаргрев падают.

Солсбери

Нас, бедных грешников, помилуй, боже!

Гаргрев

Меня, несчастного, помилуй, боже!

Толбот

Что за беда обрушилась на нас! -
Скажи хоть слово, Солсбери, коль можешь. 
Всех воинов зерцало, что с тобой?
Твой выбит глаз и вырвана щека! - 
Проклятье башне и руке проклятье,
Что совершила страшное деянье!
Солсбери выиграл тринадцать битв;
Им Генрих Пятый был войне обучен.
Пока гремели барабаны, трубы,
На поле брани меч его разил. -
Ты жив еще, хоть говорить не в силах;
Один лишь глаз поднять ты можешь к небу, - 
Так солнце видит мир единым оком. -
Не милуй больше никого, о небо,
Коль не помилуешь ты Солсбери!
Взять тело; похороны я устрою. -
Сэр Томас Гаргрев, жив ли ты еще? 
Промолви Толботу, хоть погляди.
Утешься этой мыслью, Солсбери:
Ты не умрешь, пока...
Он улыбнулся и махнул рукою,
Как будто говоря: "Когда умру,
Ты за меня французам отомсти".
Отмщу, Плантагенет*, и, как Нерон,
На лютне стану я играть, любуясь 
Горящим городом. Отныне будут 
При имени моем дрожать французы.

* (Отмщу, Плантагенет...- Солсбери, сын Эдуарда III, носил королевскую фамилию Плантагенет.)

Тревога; гром и молния*.

* (...гром и молния. - Очевидно, гром и молния вызваны "чарами" Жанны д'Арк.)

Что там за шум? Что за смятенье в небе? 
Откуда этот грохот и тревога?

Входит гонец.

Гонец

Милорд! Французы двинулись на нас. 
Идет дофин, с ним Девственница Жанна,
Пророчица и новая святая.
Хотят заставить нас осаду снять.

Солсбери приподнимается и стонет.

Толбот

Вот, умирая, стонет Солсбери!
Скорбит он, что не будет отомщен. -
Я буду Солсбери для вас, французы!
Дофин и дева, девка и дельфин*,
Я раскрошу в грязи ваш мозг, и конь мой 
Копытами растопчет вам сердца! -
В палатку Солсбери снести! Посмотрим,
На что отважатся французы-трусы.

* (Дофин и дева, девка и дельфин. - Толбот, издеваясь, играет созвучиями слов: дофин - дельфин, дева - девка.)

Уходят.

Сцена 5

Там же.
Снова тревога.

Входит Толбот, преследуя дофина, и уходит за ним. Затем входит Жанна д'Арк, гоня перед собою англичан, и уходит вслед за ними. Снова входит Толбот.

Толбот

Где сила, мужество и мощь моя?
Бежали наши - их не удержать.
Их гонит эта женщина в доспехах.

Входит Жанна д'Арк.

Вот, вот она идет. - Сражусь с тобой.
Черт иль чертовка, закляну тебя,
Я кровь тебе пущу*, лихая ведьма,
И душу ты хозяину отдашь.

* (Я кровь тебе пущу...- Существовало поверье, что пустивший колдунье кровь становился неподвластным ее чарам.)

Жанна д'Арк

Приди. Тебя должна я посрамить.

Сражаются.

Толбот

Потерпишь ли победу ада, небо?
Пусть лопнет грудь от яростной отваги,
Пусть разорвутся сухожилья рук,
Но покараю эту потаскушку.

Снова сражаются.

Жанна д'Арк

Толбот, прощай: твой час еще не пробил. 
Должна я в Орлеан ввезти припасы.
Лови меня. Смеюсь я над тобой.
Иди утешь голодных, помоги 
Составить завещанье Солсбери.
День наш, и будет много дней таких.
Входит в город с солдатам и.

Толбот

Гончарным кругом голова кружится,
Где я и что со мною, не пойму.
Как Ганнибал, не силой - страхом ведьма*, 
Куда захочет, гонит наше войско,
Так дымом пчел из ульев, голубей - 
Зловонием из голубятен гонят.
За злость зовут нас английскими псами, 
Мы ж, как щенята, с визгом удираем.
Краткая тревога.
Эй, земляки, возобновите бой 
Иль с нашего герба сорвите львов!
От родины своей вы отрекитесь,
На место львов поставьте в герб овец. 
Однако не бежит овца так гнусно 
От волка, конь и бык - от леопарда,
Как вы - от покоренных прежде вами.
Шум битвы. Новая схватка.
Пропало все. - Назад в свои окопы!
Вы все повинны в смерти Солсбери:
Никто ведь за него не отомстил.
Вступила Девственница в Орлеан,
И помешать мы ей не в силах были.
О, почему я с Солсбери не умер?
Готов лицо я спрятать со стыда.

* (Как Ганнибал, не силой - страхом... - Намек на военную хитрость Ганнибала, который спасся от римлян тем, что погнал на них стадо быков с горящими ветвями на рогах.)

(Уходит.)

Бой барабанов. Отступление.
Трубы.

Сцена 6

Там же.

Всходят на стену Жанна д'Арк, Карл, Рене, Алансон и солдаты.

Жанна д'Арк

Знамена водрузите здесь на стенах:
Прогнали мы волков от Орлеана!
Так Жанна Девственница держит слово.

Карл

Небесное созданье, дочь Астреи*,
За этот подвиг чем тебя почтить?
Как сад Адониса** - твои обеты:
Цветут сегодня, завтра ж плод приносят. - 
Пророчицею, Франция, гордись!
Нам возвращен прекрасный Орлеан.
Счастливей дня не видела страна.

* (Астрея - дочь Юпитера, богиня справедливости; согласно мифу, она в незапамятные времена покинула землю и с тех пор под именем девы сияет на небе в качестве одного из созвездий.)

** (Как сад Адониса... - В праздник Адониса (олицетворяющего умирающую зимой и затем оживающую весной растительность) древние греки сажали в горшки или черепки с землей быстро расцветающие и так же быстро гибнущие растения.)

Рене

Что ж колокольного не слышно звона?
Дофин, вели потешные огни 
Зажечь по городу, - пусть все ликуют 
На улицах и славят божью помощь.
Алансон Вся Франция исполнится восторгом,
Услышав, как геройски мы сражались.

Карл

Не мы, а Жанна славу дня стяжала;
А посему - с ней разделю венец.
Пусть все священники и все монахи 
В процессиях ей воспоют хвалу.
Я пирамиду ей воздвигну выше,
Чем памятник Родопы* иль Мемфисский.
Когда ж не станет Девы, прах ее 
Храниться будет в урне драгоценней,
Чем Дария блистательный ларец**,
И в дни торжеств он будет выноситься 
Пред очи королей и королев.
Не "Сен-Дени!" теперь взывать мы будем, 
Святая Франция - лишь Жанна д'Арк***.
На торжества идемте все со мной,
Победы день прославим золотой!

* (Родопа (VI в. до н. э.) - греческая куртизанка; по преданию, воздвигла в свою честь пирамиду в Египте.)

** (Чем Дария блистательный ларец. - Среди добычи, захваченной Александром Македонским, когда он победил персидского царя Дария, был драгоценный ларец, в котором впоследствии Александр хранил список поэм Гомера.)

*** (Святая Франции - лишь Жанна д'Арк. - Патроном Франции издавна был св. Дионисий (Сен-Дени), в аббатстве которого близ Парижа находилась усыпальница французских королей.)

Трубы.

Уходят.

Акт II

Акт II
Акт II

Сцена 1

Перед Орлеаном.

К воротам подходят французский сержант и двое часовых.

Сержант

Все по местам и бдительными будьте.
Заслышав шум иль увидав солдат 
У стен, заметным знаком сообщите 
Об этом нам на двор сторожевой.

Первый часовой

Мы все исполним.
Сержант уходит.
Бедные служаки,
Когда другие сладко спят в постелях,
В дождь, в холод, ночью сторожить должны мы.

Входят Толбот, Бедфорд, герцог Бургундский и войска со штурмовыми лестницами. Барабаны бьют под сурдинку.

Толбот

Милорд-регент, и вы, Бургундский герцог, 
Благодаря которому Артуа,
Валлонь и Пикардия с нами в дружбе, -
Французы нынче ночью спят спокойно,
Весь день пропировав, провеселившись.
Немедленно воспользуемся этим,
Чтоб расплатиться с ними за обман, 
Подстроенный проклятым колдовством.

Бедфорд

Трусливый враг! Он посрамил себя,
Когда, в оружии своем изверясь,
В союз вступил он с ведьмою и с адом.
Герцог Бургундский
Предателям подстать друзья такие.
Но кто ж та Дева, чистоту которой 
Они так славят?

Толбот

Говорят, девица.

Бедфорд

Как, девушка? И так смела в бою?
Герцог Бургундский
Дай бог, чтоб мужем вскорости не стала,
Коль будет впредь под знаменем французским, 
Как начала, сражаться против нас.

Толбот

Пускай хитрят и призывают духов.
Господь нам помощь. Именем его 
Взберемся мы на каменные стены.
Бедфорд Иди! Мы за тобою, смелый Толбот.

Толбот

Не сразу все. Я полагаю, лучше 
Нам вторгнуться различными путями,
Чтоб, если не удастся одному,
Могли другие сокрушить врага.

Бедфорд

Так. Я сюда ударю.
Герцог Бургундский Я - туда.

Толбот

Подымется здесь Толбот иль умрет. -
О Солсбери, и ты, король мой Генрих,
Я нынешнею ночью покажу,
Как я вам предан, и свой долг исполню.

Англичане взбираются на стену с криками: "Святой Георгий!", "Толбот!" и проникают в город.

Часовой

(за сценой)

К оружию! Враги идут на приступ!

Французы в одних рубашках перепрыгивают через стену. Входят с разных сторон полуодетые Бастард, Алансон, Рене.

Алансон

Что это, господа? Вы не одеты?
Бастард Мы рады, что и так могли удрать.

Рене

Проснулись мы и спрыгнули с кровати,
Тревогу услыхав у самой двери.

Алансон

С тех пор, как я оружие ношу,
Не приходилось мне еще слыхать 
О подвиге столь дерзком и отважном.
Бастард Мне кажется, исчадье ада - Толбот.

Рене

Когда не ад, им помогает небо.

Алансон

Вот Карл. Дивлюсь, как мог он уцелеть.

Бастард

Ну, что ж! Ему защитою святая.

Входят Карл и Жанна д'Арк.

Карл

Так вот твое, обманщица, искусство? 
Сначала ты, стремясь нас обольстить,
Нам подарила малую победу,
Чтоб в десять раз мы больше потеряли!

Жанна д'Арк

За что на друга гневаешься, Карл?
Могу ль всегда я быть такой же сильной? 
Во время сна возможно ль побеждать?
Вы на меня вину свалить хотите. 
Беспечные! Будь стража хороша,
Беде не приключиться бы нежданной.

Карл

Вы виноваты, герцог Алансон;
Ведь были вы начальником над стражей 
И не радели о столь важном долге.

Алансон

Когда бы так надежно охранялись 
Участки все, как охранялся мой,
Нас не застигли бы врасплох позорно.
Бастард Мой был надежен.

Рене

Также, принц, и мой.

Карл

Что до меня, я большую часть ночи 
Обхаживал и вдоль и поперек 
Участок Девы и участок свой,
Сменяя непрестанно часовых.
Откуда ж вторгнуться они могли?

Жанна д'Арк

Расспрашивать, сеньоры, толку мало - 
Откуда, как... Враг место отыскал,
Где караул был слаб, и вторгся там.
И нам теперь одно лишь остается -
Скорей собрать рассеянное войско 
И план измыслить, как им повредить.

Тревога.

Входит английский солдат с криком: "Толбот, Толбот!" Все бегут, бросив свое платье.

Солдат

Что бросили, я смело подыму.
Крик "Толбот!" здесь мне заменяет меч.
Изрядно нагрузился я добычей,
Сражаясь только именем его.

(Уходит.)

Сцена 2

Орлеан. Внутри города.

Входят Толбот, Бедфорд, герцог Бургундский, капитан и другие.

Бедфорд

Забрезжил день, и убежала ночь,
Что смоляным плащом скрывала землю.
Трубить отбой и прекратить погоню!

Трубят отбой.

Толбот

Вы тело Солсбери сюда несите 
И выставьте на площади торговой -
Центр города проклятого она.
Я уплатил свой долг его душе:
За каплю каждую бесценной крови 
Погибло пять французов в эту ночь.
Чтоб видели грядущие века,
Каким разгромом был он отомщен,
В их главном храме я велю воздвигнуть 
Гробницу, где покоиться он будет.
Чтоб всяк читал, на ней пусть начертают,
Как разорен был город Орлеан,
Как был герой предательски убит,
Какой грозою был он для французов.
Но удивляюсь, лорды, в бойне этой 
Не встретил я ни славного дофина,
Ни воина его, достойной Жанны,
И никого из их клевретов подлых.

Бедфорд

Лорд Толбот, можно думать, что они,
Лишь битва кончилась, вскочив с постелей, 
С толпой вооруженною смешались 
И, перепрыгнув стену, скрылись в поле.

Герцог Бургундский

Мне кажется, насколько мог увидеть 
Сквозь дым и сумрачный ночной туман,
Что я спугнул дофина с этой девкой:
Рука с рукой, они бежали быстро,
Как парочка влюбленных голубков,
Что врозь не могут жить ни днем ни ночью. 
Когда мы здесь порядок водворим,
Последуем за ними с нашим войском.

Входит гонец.

Гонец

Привет вам, лорды! Кто в собранье славном 
Воинственный лорд Толбот, чьим деяньям 
Дивится вся французская страна?

Толбот

Вот Толбот. Кто с ним хочет говорить?

Гонец

Достойная Овернская графиня,
Дивясь смиренно доблести твоей,
Тебя, высокий лорд, прибыть к ней просит 
В убогий замок, где она живет,
Дабы могла хвалиться, что видала 
Того, чья слава наполняет мир.

Герцог Бургундский

Ужели правда? Вижу, наши войны 
Невинною становятся забавой,
Коль дамы нам свиданья назначают.
Нельзя, милорд, графине отказать.

Толбот

Коль откажу, вы больше мне не верьте.
Где красноречье тысячи мужчин
Не помогло, там женская любезность 
Верх одержала. - Передай, что я 
Благодарю и вскоре к ней прибуду. - 
Угодно, лорды, вам со мной поехать?

Бедфорд

Нет, этого приличье не велит;
Я слышал, что непрошенные гости 
Приятнее всего, когда уходят.

Толбот

Пойду один, когда нельзя иначе.
Любезность дамы испытать хочу.- 
Приблизьтесь, капитан.

(Шепчет ему на ухо.)

Вам все понятно?

Капитан

О да, милорд. Надейтесь на меня.

Уходят.

Сцена 3

Овернь. Замок графини.

Входят графиня Овернская и привратник.

Графиня

Привратник, помни, что я приказала.
Когда исполнишь, мне ключи отдай.

Привратник

Исполню все.

(Уходит.)

Графиня

Мой план готов, и если все удастся,
Не меньше подвигом своим прославлюсь, 
Чем скифянка Томирис* смертью Кира.
О грозном рыцаре гремит молва,
И подвиги его неисчислимы.
Хочу я слухом собственным и взором 
Проверить дивные рассказы эти.

* (Скифянка Томирис... - Царица скифского племени массагетов Томирис, мстя за убийство своего сына персидским царем Киром, убила Кира и погрузила его отрубленную голову в сосуд с кровью, дабы кровожадность его могла насытиться.)

Входят гонец и Толбот.

Гонец

Графиня,
Согласно вашему желанью, к вам
Лорд Толбот, приглашенный мной, явился.

Графиня

Привет ему. Как! Этот человек?

Гонец

Он, госпожа.

Графиня

И это - бич французов?
И это - Толбот, что так страшен всем, 
Чьим именем пугает мать ребенка?
Я вижу: лжива, сказочна молва.
Я думала увидеть Геркулеса,
Второго Гектора - с лицом суровым, 
Могучего и ростом и сложеньем.
А предо мной - ребенок, карлик жалкий! 
Возможно ль, чтоб морщинистый урод 
Такого страху задавал французам?

Толбот

Графиня, я дерзнул вас потревожить;
Но, вижу я, вам нынче недосуг -
Так лучше я приду в другое время.

(Хочет уйти.)

Графиня

(гонцу)

Что хочет он? Спроси, куда уходит?

Гонец

Милорд, постойте. Хочет знать графин я 
Причину столь внезапного ухода.

Толбот

Черт побери, она не верит мне.
Уйду, чтоб доказать, что Толбот я.

Входит привратник с ключами.

Графиня

Когда ты вправду Толбот, ты - мой пленник.

Толбот

Я - пленник? Чей?

Графиня

Мой, кровожадный лорд! 
Затем и зазвала тебя в свой дом.
Давно я тень твою поработила:
Портрет твой средь моих картин висит, - 
Теперь и сам неволю испытаешь,
Я в цепи заковать велю того,
Кто столько лет опустошал наш край, 
Французов убивал и слал в неволю,
Лишая нас мужей и сыновей.

Толбот

Ха-ха!

Графиня

Смеешься ты, несчастный? Будешь плакать.

Толбот

Смеюсь, графиня, над безумьем вашим:
Вы не меня, а тень мою пленили 
И можете расправиться лишь с ней.
Графиня Как! Разве ты не Толбот?

Толбот

Да, он самый.

Графиня

Так я и сущностью твоей владею.

Толбот

Нет-нет, лишь тень я самого себя.
Ошиблись: сущности моей здесь нет.
Вы видите лишь малую толику.
Ничтожную частицу человека.
Когда б мой образ целиком предстал вам,
Так ростом я огромен, так велик,
Что не вместился бы под вашей кровлей.

Графиня

Вот славный мастер задавать загадки - 
Он здесь, и в то же время нет его!
Как примирить противоречья эти?

Толбот

Сейчас вам покажу.

(Трубит в рог.)

Бьют барабаны, залп орудий. Входят солдаты.

Что скажете, графиня? Убедились,
Что Толбот - тень лишь самого себя?
Вот сущность - руки, мускулы и сила, 
Которой он смиряет непокорных,
Сметает крепости и города,
В единый миг опустошая их.

Графиня

Прости меня, победоносный Толбот!
Я вижу, ты своей не меньше славы 
И больше, чем по виду мне казался.
На дерзость не прогневайся мою.
Жалею я, что с должным уваженьем 
Не приняла тебя, каков ты есть.

Толбот

Прекрасная графиня, не пугайтесь;
Прошу вас, не судите столь превратно 
О духе Толбота, как вы ошиблись,
По виду о его сложенье судя.
Поступок ваш не оскорбил меня.
Другого не прошу вознагражденья,
Как только, чтобы вы нам разрешили 
Отведать ваших вин и вкусных блюд; 
Бойцов желудки им охотно служат.

Графиня

От всей души. За честь я почитаю 
Героя угостить в своем дому.

Уходят.

Сцена 4

Лондон. Сад Темпля.

Входят графы Сомерсет, Сеффолк и Уорик; Ричард Плантагеиет, Вернон и стряпчий.

Плантагенет

Что значит, господа, молчанье ваше?
Ужель никто не вступится за правду?

Сеффолк

- Там, в зале Темпля, было слишком шумно;
В саду удобней будет говорить.

Плантагенет

Признайте же, что я стою за правду,
Иль хоть скажите, прав ли Сомерсет.

Сеффолк

К законам я влеченья не имею:
Им воли никогда не подчинял;
Но подчинял закон своей я воле.
Сомерсет Граф Уорик, рассудите нас, прошу.

Уорик

О соколах - который выше взмыл,
О псах - который голосом звончей,
О шпагах - у которой лучше сталь,
О скакунах - который лучше в беге,
О девушках - которая красивей,-
Еще судить я мог бы кое-как;
Но в этих хитрых тонкостях закона,
Клянусь душой, я не умней вороны.

Плантагенет

Учтивая лишь отговорка это.
Так очевидна правота моя,
Что полузрячему - и то заметна.

Сомерсет

Моя же так наряжена прекрасно 
И так ясна, проста и непреложна,
Что и слепцу она блеснет в глаза.

Плантагенет

Коль так упорны вы в своем молчанье, 
Откройте мысль нам знаками немыми. 
Пускай же тот, кто истый дворянин 
И дорожит рождением своим,
Коль думает, что я стою за правду,
Сорвет здесь розу белую со мной.

Сомерсет

Пусть тот, кто трусости и лести чужд,
Но искренно стоять за правду хочет,
Со мною розу алую сорвет.

Уорик

Я красок не люблю и потому,
Без всяческих прикрас ползучей лести, 
Рву розу белую с Плантагенетом.

Сеффолк

Рву алую я с юным Сомерсетом 
И говорю при ртом, что он прав.

Вернон

Постойте, господа; не рвите больше,
Пока мы не условимся, что тот,
Кому вы меньше роз с кустов сорвете, 
Признать обязан правоту другого.

Сомерсет

Совет прекрасный, добрый мистер Вернон. 
Коль получу я меньше, подчинюсь.

Плантагенет

И я.

Вернон

Итак, для ясности и правды дела 
Срываю белый девственный цветок,
Свой голос отдавая белой розе.

Сомерсет

Не уколите палец вы, срывая,
Чтоб не окрасить розу в алый цвет 
И против воли мне не дать свой голос.

Вернон

Коль я пролью за убежденья кровь, 
Врачом мне будет убежденье всех 
И там меня удержит, где стою.

Сомерсет

Так, так. Ну, кто еще?

Стряпчий

Когда не лгут мне знания и книги.  
Грешат все ваши аргументы ложью.
Я розу белую срываю тоже.

Плантагенет

Ну, Сомерсет, где ваши аргументы?

Сомерсет

Здесь у меня в ножнах, и этот довод 
Окрасит вашу розу в алый цвет.

Плантагенет

Цвет ваших щек подобен нашей розе:
От страха побледнев, вы утвердили 
За мною правду.

Сомерсет

Нет, Плантагенет,
От гнева, не от страха бледен я.
Твои ж краснеют щеки от стыда, 
Пытаясь нашей розе подражать.
И все ж не признаешь своей неправды!

Плантагенет

Не червь ли в вашей розе, Сомерсет?

Сомерсет

Не шип ли у твоей, Плантагенет?

Плантагенет

Колючий, острый, чтоб стоять за правду. 
Твою ж неправду пожирает червь.

Сомерсет

Найду друзей своей кровавой розе,
Что правду слов моих удостоверят 
Там, где нет места для Плантагенета.

Плантагенет

Клянусь я этим девственным цветком,
Тебя, мальчишка дерзкий, презираю.

Сеффолк

Не направляй сюда свое презренье.

Плантагенет

Пуль гордый, и тебя с ним презираю.

Сеффолк

Тебе верну презренье сталью в глотку.

Сомерсет

Прочь, прочь, достойный Уильям Де-Ла-Пуль*: 
Беседовать с мужланом - много чести.

* (Де-Ла-Пуль, сокращенно Пуль - фамилия (старинного нормандского происхождения) Сеффолка.)

Уорик

Клянусь, его порочишь, Сомерсет:
Ведь герцог Кларенс, Лайонел, который 
Эдварда Третьего был третьим сыном,
Дед Ричарду. Таких корней глубоких 
Нет у мужлана, что лишен герба.

Плантагенет

Сейчас ему охраной это место*;
Иначе трус так говорить не смел бы.

* (Сейчас ему охраной это место.- Темпль, владение рыцарей-тамплиеров (храмовников), считался священным местом, где воспрещалось всякое насилие.)

Сомерсет

Клянусь творцом, я повторить все это 
Готов в любой из христианских стран.
Иль не был Ричард Кембридж, твой отец, 
При Генрихе казнен, как злой изменник? 
Иль той изменой не запятнан ты 
И не изъят из древнего дворянства? 
Отцовский грех живет в твоей крови;
Пока не обелишься, ты - мужлан.

Плантагенет

Отец был осужден, но невиновен;
В измене обвинен, но не изменник;
Я это тем, кто выше Сомерсета,
Когда созреют сроки, докажу.
Тебя ж и твоего клеврета Пуля 
Внесу я в книгу памяти моей,
Чтоб вас за нареканья проучить,
Смотрите жe, я вас предупредил.

Сомерсет

Ты нас всегда готовыми найдешь.
Врагов узнаешь по цветам, - их будут 
Мои друзья носить тебе назло.

Плантагенет

Клянусь душою, бледный, гневный розан 
В знак ненависти, сердца кровь сосущей, 
Носить я стану и мои друзья,
Пока со мной в могиле не увянет 
Иль не достигнет пышного расцвета.

Сеффолк

Иди - и честолюбьем подавись;
Итак, прощай - до нашей новой встречи.

(Уходит.)

Сомерсет

(Сеффолку)

Идем. - Прощай, честолюбивый Ричард.

(Уходит.)

Плантагенет

Я оскорблен - и должен все терпеть!

Уорик

Пятно, которым ваш порочат род,
Сотрется в заседании ближайшем 
Парламента, что должен примирить 
Уинчестера и Глостера вражду.
И если ты не будешь сделан Йорком, 
Пусть Уориком меня не величают.
Меж тем я, в знак своей любви к тебе 
И назло Сомерсету-гордецу,
Носить с тобою стану эту розу. 
Предсказываю: нынешний раздор,
Что разгорелся здесь, в саду при 
Темпле, - В борьбе меж розой алою и белой
Заставит сотни душ покинуть тело.

Плантагенет

Я вам обязан, добрый мистер Вернон,
Что вы сорвали за меня цветок.

Вернон

В честь вас носить его всегда я буду.

Стряпчий

И я.

Плантагенет

Спасибо, добрый друг. -
Пойдемте все обедать. Эта ссора,
Решусь сказать, упьется кровью скоро.

Уходят.

Сцена 5

Тауэр.

Мортимера в кресле вносят два стража.

Мортимер

Вы, стражи дряхлых лет моих, здесь дайте 
Пред смертью Мортимеру отдохнуть.
Как после дыбы, у меня все члены 
От заточенья долгого разбиты;
А смерти вестники, седые кудри,
Что средь скорбей состарились, как Нестор, 
Вещают Мортимеру про конец.
Как в лампе гаснущей, в глазах иссяк 
Свет жизни; скоро их покроет мрак.
Под бременем тоски согнулись плечи 
И руки изможденные висят,
Как ветви мертвые лозы увядшей;
А ноги, что бессильны и недвижны 
И поддержать не могут жалкий прах, 
Стремление к могиле окрыляют,
Ведь мне она отраду представляет. - 
Скажи мне, страж, племянник мой придет?

Первый страж

Ричард Плантагенет придет, милорд.
За ним послали в Темпль, в его покои, 
Последовал ответ, что он придет.

Мортимер

Так. У меня душа спокойна будет.
Бедняга! Он обижен, как и я.
Я нахожусь в проклятом заточенье 
С тех пор, как воцарился Генрих Монмут*.
А до него я в битвах был велик.
С тех самых пор и Ричард опозорен, 
Наследия и почестей лишен.
Но вот теперь заступница несчастных,
Судья всех правых и виновных - смерть, 
Целительница всех людских печалей, 
Свободу мне желанную дарит.
О, если б и его иссякли беды 
И получил он все, что потерял.

* (Генрих Монмут - король Генрих V, получивший такое прозвание по месту своего рождения.)

Входит Ричард Плантагенет.

Первый страж

Милорд, пришел ваш любящий племянник.

Мортимер

Ричард Плантагенет, мой друг? Пришел он?

Плантагенет

Да, славный дядя, мучимый бесславно, 
Пришел ваш опозоренный племянник.

Мортимер

Направьте руки мне, чтоб мог за шею 
Его обнять и на его груди 
Последний вздох отдать. Скажите мне, 
Когда коснусь его щеки губами,
Чтоб дал ему я слабый поцелуй.
Поведай, отпрыск милый корня Йорков,
Ты о каком позоре говоришь?

Плантагенет

Спиною старческою прислонись 
К моей руке, - и, облегчив тебя,
Я расскажу о тяжести своей.
Сегодня, споря об одном предмете, 
Поговорил я крупно с Сомерсетом;
Он распустил без меры свой язык
И попрекнул меня отца кончиной.
Той клеветой он мне связал язык,
Не то б я тем же отплатил ему.
Итак, прошу тебя, любезный дядя,
По чести, ради нашего родства,
Как истинный Плантагенет, поведай 
Причину казни моего отца.

Мортимер

Племянник мой прекрасный, та причина,
Что в юности цветущей обрекла 
Меня темнице мерзкой, оказалась 
Орудием погибели его.

Плантагенет

Подробней разъясни причину эту;
Не знаю я, и мне не догадаться.

Мортимер

Скажу, коль хватит слабого дыханья 
И смерть, придя, не оборвет рассказа.
Дед короля, Четвертый Генрих, сверг 
Кузена Ричарда, что сыном был 
Эдварда Третьего и стал законным 
Наследником, как первенец его.
В его правленье северные Перси,
Решив, что Генрих - дерзостный захватчик, 
Пытались возвести меня на трон.
И вот что побуждало этих лордов 
Воинственных: потомства не оставил 
Лишенный трона Ричард молодой;
Я был ближайшим по родству и крови,
Затем что герцог Кларенс Лайонел,
Мой дед по матери, был третьим сыном 
Эдварда Третьего, а Болингброк 
От Джона Ганта свой ведет исток, 
Четвертого в геройском поколенье.
Заметь: в попытке смелой посадить 
Законного наследника на трон 
Лишились Перси жизни, я ж - свободы.
А много лет спустя, когда царил 
Отцу наследовавший Генрих Пятый,
Граф Кембридж, твой отец, прямой потомок 
Эдмунда Ленгли, доблестного Йорка,
Мою сестру себе в супруги взявший,
Скорбя о тяжкой участи моей,
Собрал войска, чтоб дать свободу мне 
И короля законного - стране.
Но храбрый граф погиб, как и другие;
Он обезглавлен был. Так Мортимеров, 
Права на трон имевших, отстранили.

Плантагенет

Из них последний - вы, милорд достойный.

Мортимер

Да. Но ведь нет потомства у меня,
И слабый голос мой - предвестник смерти. 
Ты - мой наследник; все - в твоих руках. 
Но осторожен будь в стремленье пылком.

Плантагенет

Как важно все, что вы мне сообщили! 
Но, думается, казнь отца была 
Лишь деспота кровавою расправой.

Мортимер

Молчи! Будь осмотрителен, племянник: 
Ланкастерский основан прочно дом.
Он как гора стоит, его не сдвинуть...
Но вот, переселяется твой дядя,
Как государь с двором переезжает,
Коль жить ему наскучит в том же месте.

Плантагенет

Я отдал бы часть юных лет своих, 
Чтоб только отдалить кончину вашу.

Мортимер

Жесток ты, как убийца, что наносит
Десяток ран, когда одной довольно.
Не плачь: ведь счастье не должно печалить.
Лишь погребеньем ты распорядись.
Прощай. Пусть расцветут твои надежды,
И будь удачлив в мире и войне.

(Умирает.)

Плантагенет

Мир отлетающей душе твоей! 
Паломничество ты свершил в темнице
И, как отшельник, ты свой прожил век. - 
Совет его замкну в груди своей;
Что я задумал, пусть хранится в ней. - 
Несите прах его. Я позабочусь,
Чтоб лучше жизни было погребенье.

Стража уходит, унося тело Мортимера.

Померк печальный факел Мортимера, 
Погашенный тщеславием постыдным.
А что до оскорблений и обид,
Которые нанес мне Сомерсет,
Уверен я, что честь восстановлю.
А потому я поспешу в парламент.
Иль нашей крови право возвращу,
Иль зло себе во благо превращу.

(Уходит.)

Акт III

Акт III
Акт III

Сцена 1

Лондон. Парламент.
Трубы.

Входят король Генрих VI, Эксетер, Глостер, Уорик, Сомерсет, Сеффолк, епископ Уинчестерский, Ричард Плантагенет и другие. Глостер пытается подать бумагу; епископ Уинчестерский хватает ее и разрывает.

Епископ Уинчестерский

Сюда являешься ты, Хемфри Глостер,
С обдуманным посланием, с доносом,
Измышленным усердно. Если хочешь 
Со мной тягаться, обвинять меня,
Без подготовки делай это, сразу, -
И я на обвинения твои
Отвечу вмиг внезапными речами.

Глостер

Кичливый поп! Почтенье к этим стенам 
Сейчас повелевает мне стерпеть,
Не то б увидел ты, как я разгневан.
Но если я в записке изложил 
Все преступленья мерзкие твои,
Не думай, что тебя я оболгал 
Иль не могу о том сказать открыто!
Нет, нет! Но такова твоя порочность,
Так подлы и гнусны твои проделки,
Что дети о твоей болтают спеси.
Ты самый злостный ростовщик на свете, 
Мятежник по природе, миру враг, 
Распутен более, чем подобает 
Лицу такого звания и сана.
А что твоей измены очевидней?
Ведь ты, прелат, на Лондонском мосту 
И в Тауэре убить меня пытался.
К тому ж, коль у тебя просеять мысли 
Боюсь, что и король не огражден 
От злобы и коварства твоего.

Епископ Уинчестерский

Глостер! Тебя я презираю! - Лорды, 
Благоволите выслушать ответ мой.
Коль я порочен, алчен и спесив,
Как он сказал, то почему я беден?
Иль почему подняться не стремлюсь, 
Возвыситься, но верен я призванью?
А что до ссор, - кто так стоит за мир, 
Как я, когда меня не задевают? 
Милорды, нет, не в этом корень зла,
Не это герцога воспламенило,
А то, что хочет править он один 
И никого не подпускать к монарху.
И это гром в душе его рождает 
И заставляет изрыгать наветы.
Я покажу ему, что равен...

Глостер

Равен?
Ты, деда моего побочный сын?

Епископ Уинчестерский

Ах, боже мой! А ты кто, - я спрошу, - 
Как не тиран, на трон чужой воссевший?
Глостер Поп наглый! Разве не протектор я?

Епископ Уинчестерский

А разве не прелат я божьей церкви?
Глостер Да, как разбойник, что гнездится в замке 
И грабит, маской рыцаря прикрывшись.

Епископ Уинчестерский

О нечестивый Глостер!

Глостер

Ты-то очень 
Благочестив, - но саном лишь, не жизнью.

Епископ Уинчестерский

Мне Рим - ограда.

Уорик

Что ж, беги туда.

Сомерсет

Милорд, не наносите оскорблений.

Уорик

Пусть не заносится епископ ваш!

Сомерсет

(Глостеру)

По мне, вам должно быть благочестивей 
И уваженье к сану соблюдать.

Уорик

По мне, епископ должен быть смиренней; 
Прелату эти распри не к лицу.

Сомерсет

Да, но коль так затронут сан священный...

Уорик

Священный, не священный - все равно. 
Иль герцог не протектор короля?

Плантагенет

(в сторону)

Плантагенет сдержать язык свой должен, 
Чтоб не услышать: "Помолчи, любезный, 
Не вмешивайся дерзко в речи лордов".
А то бы, Уинчестер, тебе я задал!

Король Генрих

Прошу вас, дяди Уинчестер и Глостер,
Верховные правители страны, -
Я вас прошу, коль вы не глухи к просьбам, 
Соединить сердца в любви и дружбе.
Какой престолу нашему позор,
Что два таких высоких пэра в ссоре!
Поверьте мне, милорды, я могу 
Сказать, хотя и очень юн годами:
Раздор гражданский - ядовитый червь,
Грызущий внутренности государства...

За сценой крики: "Бей бурые кафтаны!"

Что там за шум?

Уорик

Ручаюсь, это бунт,
Что подняли приспешники прелата.
Снова крики: "Камней! Камней!"

Входит лорд-мэр Лондона.

Лорд-мэр

О лорды добрые и славный Генрих!
И город наш и нас вы пожалейте!
Протектора и Уинчестера слуги,
Хоть запретили им носить оружье,
Набив каменьями свои карманы 
И на два лютых стана разделясь,
Так молотят друг друга по башкам,
Что многим уж повышибли мозги,
На улице все окна перебили,
И заперли мы лавки с перепугу.

Входят, продолжая драться, слуги Глостера и епископа Уинчестерского с окровавленными головами.

Король Генрих

Как подданным, повелеваем вам 
Остановить убийственные руки. -
Уймите, дядя Глостер, эту драку.

Первый слуга

Ну, нет! Когда вы запретите нам 
Камнями драться, вцепимся зубами.

Второй слуга

А ну, посмейте! Мы вам не уступим.

Снова дерутся.

Глостер

Оставьте, слуги, яростный раздор 
И прекратите беззаконный бой.

Третий слуга

Мы знаем, ваша светлость - человек 
Прямой и справедливый и рожденьем 
Уступит одному лишь королю.
Мы не потерпим, чтоб такой вельможа, 
Всей нашей Англии отец родной,
Был оскорблен чернильною душонкой.
В борьбе готовы все мы - жены, дети - 
Погибнуть от руки твоих врагов.

Первый слуга

А коль умрем, то башмаков подметки 
Сражаться будут вместо нас.

Снова дерутся.

Глостер

Стой! Стой! 
Коль преданы вы мне, как говорите, 
Послушайтесь меня и бросьте драку.

Король Генрих

О, как раздор мне угнетает душу!
Иль вы, милорд Уинчестер, равнодушны 
К моим слезам и стонам? Не смягчитесь? 
Кому быть милосердным, как не вам?
И кто теперь стремиться будет к миру, 
Коль слуги церкви тешатся раздором?

Уорик

Прелат, миритесь; уступите, герцог,
Коль не хотите яростным отказом 
Страну и государя погубить.
Смотрите, сколько бед, смертоубийств 
Порождено несчастной вашей распрей! 
Миритесь, коль не жаждете вы крови.

Епископ Уинчестерский

Пусть он смирится; я не уступлю.

Глостер

Мне жалость к королю велит смягчиться, 
Не то бы вырвал сердце у него 
Скорей, чем дал ему торжествовать.

Уорик

Глядите, лорд-епископ, герцог Глостер
Из сердца ярость лютую изгнал;
Вот у него разгладилось чело.
Что ж смотрите так сумрачно и злобно?

Глостер

Уинчестер, вот тебе моя рука.

Король Генрих

Стыдитесь, дядя Бофорт. Ведь при мне 
Учили вы, что злоба - грех великий. 
Ужель не подтвердите речь свою,
Но первый в этом тяжко провинитесь?

Уорик

Король, прелату мягкий дан урок.-
Не стыдно вам, епископ? Уступите ж. 
Ужель дитя добру учить вас будет?

Епископ Уинчестерский

(протягивая руку Глостеру)

Ну, так и быть. Любовью на любовь 
Отвечу я, пожатьем на пожатье.

Глостер

(в сторону)

Боюсь, что пусто в сердце у него.

(Громко.)

Смотрите же, друзья и земляки,
Вот знак, который будет флагом мира 
Для нас и всех приверженцев моих. 
Свидетель бог, что я не лицемерю.

Епископ Уинчестерский

(в сторону)

Свидетель бог, что поступлю иначе.

Король Генрих

О милый дядя, добрый герцог Глостер, 
Как радует меня согласье ваше!

(Слугам.)

Друзья, ступайте, не тревожьте нас,
Но дружбою сердца соедините,
Как помирились ваши господа.

Первый слуга

Готов. Я к лекарю пойду.

Второй слуга

Я тоже.

Третий слуга

А я лекарства поищу в трактире.

Лорд-мэр, слуги и другие уходят.

Уорик

Примите этот свиток, государь,
От имени Плантагенета; в нем 
Мы изложили все его права.

Глостер

Так, так, лорд Уорик. - Добрый государь, 
Все взвесив, вы найдете основанья 
Восстановить в правах Плантагенета, 
Особенно приняв в соображенье 
То, что я в Элтеме* вам говорил.

* (Элтем - дом, где Генрих воспитывался до провозглашения его королем.)

Король Генрих

Имеют эти основанья силу.
Поэтому, милорды, нам угодно 
Вернуть ему все кровные права.

Уорик

Получит Ричард кровные права,
И тем отца обида возместится.

Епископ Уинчестерский

Того же, что и все, Уинчестер хочет.

Король Генрих

Коль будет верен нам Плантагенет,
Не только те нрава я дам ему,
Но и наследье дома славных Йорков,
Из недр которого исходит он.

Плантагенет

Слуга тебе в покорности клянется 
В покорной службе до скончанья дней.

Король Генрих

Так преклони же предо мной колени.
В награду за свершенный долг тебя 
Мечом великих Йорков опояшу.
Встань, Ричард, истинный Плантагенет, 
Встань, вновь пожалованный герцог Йоркский.

Плантагенет

Пусть мой успех врагов твоих низвергнет!
Я совершу свой долг, и все погибнут,
Кто зло на вас замыслит, государь.

Все

Привет тебе, могучий герцог Йорк!

Сомерсет

(в сторону)

Погибни ты, презренный герцог Йорк!
Глостер Теперь пора вам, государь, отплыть 
Во Францию и там короноваться.
Присутствие монарха порождает 
Любовь в друзьях и подданных его 
И страх наводит на его врагов.

Король Генрих

По слову Глостера король идет;
Так дружеский совет врагов сметет.

Глостер

Готовы ваши корабли к отплытью.

Трубы.

Уходят все, кроме Эксетера.

Эксетер

Во Франции иль в Англии мы будем, 
Неведомо, что ожидает нас.
Возникшая меж пэрами вражда
Под лживым пеплом мнимой дружбы тлеет
И вспыхнет пламенем в конце концов.
Как тело медленно гниет, покуда 
Не распадутся кости, жилы, мышцы,
Так эта распря будет развиваться.
Боюсь я рокового предсказанья,
Что было у младенцев на устах,
Когда страною правил Генрих Пятый:
"Что добыл в Монмуте рожденный Генрих, 
Утратит в Уиндзоре рожденный Генрих". 
Так явно это, что хотел бы я 
Окончить дни до той поры злосчастной.

(Уходит.)

Сцена 2

Франция. Перед Руаном.

Входит переодетая Жанна д'Арк и четыре солдата, одетые крестьянами, с мешками на плечах.

Жанна д'Арк

Вот города врата, врата Руана,
В которых наша хитрость брешь пробьет. 
Теперь следите за своею речью;
В словах крестьянам грубым подражайте,
Что продают свое зерно на рынке.
Коль нас пропустят, как надеюсь я,
И мы найдем, что стража нерадива,
Моим друзьям я сообщу сигналом,
Что может Карл дофин идти на приступ.

Первый солдат

Не мешкая, в мешок засадим город 
И станем господами над Руаном.
Ну, постучим.

(Стучит.)

Часовой

(за сценой)

Qui est la?

Жанна д'Арк

Paysans, pauvres gens de France*.
Крестьяне, что пришли продать зерно.

* (Кто там? - Крестьяне, бедные французы. (Франц.))

Часовой

(открывал ворота)

Входите. Колокол звонил на рынке.

Жанна д'Арк

Теперь, Руан, падут твои твердыни!

(Входит с солдатами в город.)

Входят Карл, Бастард Орлеанский, Алансон, Рено и войско.

Карл

Святой Дени пусть в хитрости поможет,
И снова будем мирно спать в Руане.

Бастард

С солдатами в Руан вошла уж Дева,
Но как она оттуда нам укажет,
Где лучше, безопасней нам вступить?

Алансон

Вон там на башне факел водрузит,
И это будет означать, что место,
Где вторглась Дева, всех других слабей.

Всходит на укрепление Жанна д'Арк с пылающим факелом в руках.

Жанна д'Арк

Смотрите, вот счастливый брачный факел,
Что с Францией Руан соединяет 
И гибелью пылает для толботнев.

(Уходит.)

Бастард

Взгляни, дофин, на знак, что шлет нам друг:
На башне той пылает ярко факел.

Карл

Пусть он горит кометою отмщенья,
Пророча гибель нашим всем врагам.

Алансон

Спешим! Бывают гибельны отсрочки.
-Входите и кричите все: "Дофин"!
Затем, не медля, перебейте стражу.

(Входит в город.)

Тревога.

Входит Толбот, сражаясь.

Толбот

Свое коварство, Франция, оплачешь,
Коль выйдет Толбот жив из переделки.
Проклятая колдунья, злая ведьма 
Свершила это дьявольское дело;
Едва избегли силы вражьей мы.

(Уходит в город.)

Шум битвы. Стычки.

Из города выносят в кресле герцога Бедфорда. Входят с ним Толбот и герцог Бургундский. Затем на стену всходят Жанна д'Арк, Карл, Бастард, Алансон и Рене.

Жанна д'Арк

Привет вам, рыцари! Зерна не надо ль? 
Бургундский герцог попостится прежде,
Чем вновь получит по такой цене.
Оно все в спорынье. По вкусу ль вам?

Герцог Бургундский

Глумись, распутница, проклятый дьявол!
Тебя заставлю скоро подавиться 
Твоим зерном и урожай проклясть.

Карл

До той поры вы с голоду умрете.

Бедфорд

Мы отомстим не словом, а делами.

Жанна д'Арк

Что хочешь делать, борода седая?
Со смертью биться в кресле на турнире?

Толбот

Злой дух французов! Мерзостная ведьма! 
Среди толпы любовников своих 
Тебе ли над сединами глумиться, 
Полуживого в трусости корить?
С тобою, девка, снова я сражусь,
Не то от срама пусть погибнет Толбот.

Жанна д'Арк

Какой горячий! - Но потише, дева.
Коль громыхает Толбот, - хлынет дождь.

Англичане совещаются между собой.

Парламенту бог в помощь. Кто оратор?

Толбот

Осмельтесь выйти и сразиться в поле.

Жанна д'Арк

Милорд, сочли вы нас за дураков,
Иль станем достояние свое 
Испытывать мы - наше или нет?

Толбот

Я говорю не этой злой Гекате*,
Но, Алансон, тебе и остальным:
Согласны вы как воины сразиться?

* (Геката, у римлян - богиня ада, в средневековых поверьях - повелительница ведьм.)

Алансон

О нет, синьор.

Толбот

Сгинь ты, синьор*! Погонщики мулов!
Как мужики, засели за стеной;
Не смеют выйти в поле, как дворяне.

* (Синьор - модное в то время обращение (по происхождению итальянское), употребленное здесь в насмешку.)

Жанна д'Арк

Прочь, полководцы! Со стены уйдем.
Взор Толбота добра не предвещает. - 
Храни вас бог, милорд. Мы приходили 
О том лишь доложить вам, что мы здесь.

Жанна д'Арк и другие уходят со стены.

Толбот

Мы тоже скоро попадем туда
Иль на позор сменяет славу Толбот. -
Клянись, Бургундский герцог, честью рода, 
Затронутой неправдами французов,
Вернуть назад Руан иль умереть.
А я клянусь иль этот город взять,
Иль умереть, - и это столь же верно,
Как то, что Генрих, государь наш, жив,
Что был отец его завоеватель,
Что в городе, изменнически взятом.
Ричарда Сердца Львиного могила.

Герцог Бургундский

С твоею клятвою моя дружна.

Толбот

Но, уходя, на Бедфорда взгляни:
Отважный герцог при смерти. - Милорд,
В другое место вас мы отнесем:
Так требуют недуг и возраст ваш.
Бедфорд Лорд Толбот, вы бесчестите меня.
Здесь буду я сидеть, у стен Руана,
И с вами разделю печаль и радость.

Герцог Бургундский

Отважный Бедфорд, дайте убедить вас...

Бедфорд

Не в том, чтобы уйти. Читал, я помню,
Как храбрый Пендрагон*, больной, в носилках 
На бой явился и разбил врагов.
Хочу ободрить я сердца солдат,
В них самого себя я обретаю.

* (Пендрагон - легендарный отец героя старых английских сказаний короля Артура.)

Толбот

Несокрушимый дух в груди бессильной!
Пусть будет так. Да сохранит вас небо! 
Довольно слов. Теперь мы, храбрый герцог, 
Сберем свою рассеянную рать 
И по врагу хвастливому ударим.

Уходят все, кроме Бедфорда и его слуг.

Шум битвы. Стычки.

Входят сэр Джон Фастолф и офицер.

Офицер

Куда вы так спешите, сэр Джон Фастолф?

Фастолф

Куда я так спешу? Спасаюсь бегством.
Мне кажется, опять нас разобьют.
Офицер Как! Толбота бросаете вы?

Фастолф

Да,
Всех Толботов на свете: жизнь дороже.

(Уходит.)

Офицер

Трусливый рыцарь! Да погибнешь ты!

(Уходит.)

Отбой. Стычки.

Из города выбегают Жанна д'Арк, Алансон, Карл и другие.

Бедфорд

Теперь, душа, спокойно отлетай,
Затем что видел я разгром французов.
Где сила и уверенность безумцев?
Те, что недавно дерзко насмехались,
Довольны, что спасают бегством жизнь.

(Умирает, его уносят в кресле.)

Шум битвы.

Входят Толбот, герцог Бургундский и другие.

Толбот

Потеряно и в тот же день отбито!
Бургундский герцог, в том двойная слава. 
Восхвалим небо за свою победу.

Герцог Бургундский

О Толбот доблестный! Бургундский герцог 
Твой образ в сердце заключил своем:
Там памятник воздвиг твоим деяньям.

Толбот

Благодарю вас, герцог. Где же Дева?
Должно быть, спит ее дух-покровитель*?
Где хвастовство Бастарда, дерзость Карла?
Нет никого. Руан поник главой,
Скорбя, что эти храбрецы бежали.
Мы в городе порядок водворим,
Там опытных поставим офицеров,
И к королю отправимся в Париж,
Куда со свитой прибыл юный Генрих.

* (Дух-покровитель - очевидно, злой дух или дьявол, который ей помогает.)

Герцог Бургундский

Что хочет Толбот, то и мне угодно.

Толбот

Но пред уходом вспомнить надлежит
О Бедфорде, который здесь скончался.
Мы похороним герцога в Руане.
Храбрее воина не видел свет,
Добрее сердца во дворе не встретить.
Но и король и мощный властелин
Подвластны смерти. Всем конец один.

Уходят.

Сцена 3

Равнина близ Руана.

Входят Карл, Бастард, Алансон, Жанна д'Арк и войско.

Жанна д'Арк

Случайным не смущайтесь пораженьем;
Не огорчайтесь, что Руан отобран.
Унынье - не лекарство, горький яд,
Когда поправить дело невозможно.
Пусть Толбот бешеный теперь ликует
И, как павлин, свой распускает хвост.
Повыдергаем перья у него,
Коль ты, дофин, и все за мной пойдете.

Карл

Ты до сих пор руководила нами;
В твоем искусстве мы не сомневались.
Несчастный случай нас не поколеблет.

Бастард

Нам хитрость новую изобрети,
И мы тебя прославим на весь мир.

Алансон

Поставим статую тебе во храме,
И, как святую, будем чтить тебя,
Лишь позаботься, милая, о нас.

Жанна д'Арк

Так быть должно, как предрешает Жанна: 
Медовыми речами, увещаньем 
Мы герцога Бургундского побудим 
Оставить Толбота и к нам примкнуть.

Карл

Душа моя, коль это нам удастся,
Во Франции не будет больше места 
Для войска Генриха, и англичане 
Пред нами перестанут величаться;
Мы их прогоним из своей страны.

Алансон

Из Франции изгоним их навеки,
И графства даже здесь не сохранят.

Жанна д'Арк

Увидите, как я примусь за дело,
Чтобы желанной цели нам достичь.

В отдалении слышны барабаны.

Чу! Слышите по звуку барабанов,
Что силы их направились в Париж?

Английский марш.

Входит и проходит в отдалении Толбот со своим войском.

Вот со знаменами проходит Толбот 
И все войска английские за ним.

Французский марш.

Входит герцог Бургундский со своим войском.
Вот в арьергарде выступает герцог;
На наше счастье, он отстал от прочих.
Трубите вызов. Будем говорить с ним.

Трубят к переговорам.

Карл

Переговоры с герцогом Бургундским!

Герцог Бургундский

Кто речь заводит с герцогом Бургундским?

Жанна д'Арк

Дофин французский Карл, твой соплеменник.

Герцог Бургундский

Что ты мне скажешь, Карл? Я тороплюсь.

Карл

(Жанне д'Арк)

Ты говори; плени его речами.

Жанна д'Арк

Бургундский герцог, Франции надежда. 
Помедли, выслушай твою служанку.

Герцог Бургундский

Что ж, говори, но только покороче.

Жанна д'Арк

Взгляни на плодородную страну,
Взгляни на Францию, на край богатый,-
Ее селенья все и города 
Обезображены разгромом вражьим.
Как смотрит мать па хладного младенца, 
Когда глаза ему закроет смерть,-
Смотри на Франции недуг жестокий.
Взгляни на раны, роковые раны,
Что ты нанес ее груди больной.
В другую сторону направь свой меч,
Рази вредящих родине твоей,
А не того, кто ей помочь хотел бы;
И капля крови, из груди отчизны 
Исторгнутая, пусть тебя печалит 
Сильнее, чем озера вражьей крови.
Итак, вернись, пролей потоки слез 
И смой пятно, позорящее край.

Герцог Бургундский

Речами ли меня околдовала,
Иль уступить природа мне велит?

Жанна д'Арк

К тому ж вся Франция теперь в сомненье:

Законно ли твое происхожденье?
С кем ты идешь? С жестокими врагами, 
Что лишь из выгоды тебя возносят!
Коль укрепится Толбот в нашем крае 
И сделает тебя орудьем зла,
Кто, как не Генрих, воцарится здесь?
И будешь изгнан ты, как перебежчик,
Я лишь один пример тебе напомню:
Не враг ли твой был герцог Орлеанский 
И не попал ли к англичанам в плен? 
Когда ж узнали, что он недруг твой,
Без выкупа его освободили 
Назло тебе и всем твоим друзьям.
Ты бьешься против родины своей 
Среди своих грядущих палачей.
Вернись, вернись назад, заблудший герцог. 
Тебя в объятья примет Карл с друзьями.

Герцог Бургундский

Я покорен. Возвышенною речью 
Она меня сразила, как пальбой;
Чуть не принудила склонить колени. 
Прости, отчизна! Земляки, простите!
От сердца дайте вас, друзья, обнять.
Вся власть моя и все солдаты - ваши. - 
Прощай же, Толбот, я тебе не вверюсь.

Жанна д'Арк

(в сторону)

Вот истинный француз: то их, то наш.

Карл

Добро пожаловать, отважный герцог!
Ты воскресил нас дружбою своей.

Бастард

И новым мужеством наполнил грудь.

Алансон

Отменно Дева роль свою сыграла 
И заслужила графскую корону.

Карл

Идем соединим войска, сеньоры,
И будем думать, как вредить врагу.

Уходят.

Сцена 4

Париж. Дворец.

Входят король Генрих VI, Глостер, епископ Уинчестерский, Йорк, Сеффолк, Сомерсет, Уорик, Эксетер, Вернон, Бассет и другие. Навстречу им Толбот со своими офицерами.

Толбот

Король могучий, доблестные пэры,
Про ваш приезд во Францию узнав,
Я действия военные прервал,
Чтоб долг воздать монарху своему.
И в знак сего рукой, что вам стяжала 
Полсотни крепостей, семь цитаделей,
Двенадцать городов и сверх того 
До пятисот высокородных пленных,
Свой меч к стопам монаршим повергаю 
И, в сердце верность крепкую храня,
Приписываю славу всех побед 
Лишь господу и вам, мой повелитель.

(Преклоняет колени.)

Король Генрих

Тот самый Толбот это, дядя Глостер,
Что так давно во Франции живет?

Глостер

Да, государь, коль будет вам угодно.

Король Генрих

Приветствую вас, храбрый полководец, 
Победоносный лорд! Когда был юн я, -
Хоть и теперь не стар, - отец мой, помню, 
Говаривал, что не бывало ввек
Бойца отважней вас. Мы убедились 
И в вашей верности, и в честной службе,
И в рвенье воинском. Все ж до сих пор 
Награды не вкусили вы от нас 
И благодарности не знали нашей,
Затем что вас еще мы не видали.
Так встаньте. За отменные заслуги 
Мы жалуем вас графом Шрусбери.
При коронации займите место*.

*При коронации займите место.- Генрих, уже короновавшийся королем Англии, говорит здесь о предстоящем ему короновании королем Франции.

Трубы.

Уходят все, кроме Вернона и Бассета.

Вернон

Ну, сэр, вы на море так горячились,
Пытаясь опорочить этот цвет,
Что я ношу в честь доблестного Йорка... 
Дерзнете ль повторить свои слова?

Бассет

Да, сэр, дерзну коль языком бесстыжим 
Облаять вы посмеете опять 
Достойнейшего лорда Сомерсета.

Вернон

Чту по заслугам лорда твоего.

Бассет

Что ж! Он ничуть не хуже, чем твой Йорк.

Вернон

Ну, нет! Вот покажу тебе сейчас.

(Ударяет его.)

Бассет

Мерзавец! Знаешь ты закон военный:
Повинен смерти обнаживший меч*, -
Не то кровь сердца твоего б я пролил.
Но к королю пойду и попрошу,
Чтоб разрешенье дал отмстить обиду;
Тогда с тобой сойдусь тебе на горе.
Верной Подлец! Пойду я тоже к государю,
И мы с тобою встретимся потом, -
Не терпится с тобою расквитаться!

* (Повинен смерти обнаживший меч. - Воспрещалось обнажать оружие в тех местностях, где в данный момент пребывал король.)

Уходят.

Акт IV

Акт IV
Акт IV

Сцена 1

Париж. Тронный зал.

Входят король Генрих VI, Глостер, епископ Уинчестерский, Йорк, Сеффолк, Сомерсет, Уорик, Толбот, Эксетер, комендант Парижа и другие.

Глостер

Корону возложите, лорд-епископ.

Епископ Уинчестерский

Храни, всевышний, Генриха Шестого.

Глостер

Клянитесь вы, Парижа комендант,
Что никогда другого короля 
Не изберете, что у вас не будет 
Других друзей, кроме его друзей,
Других врагов, за исключеньем тех,
Кто злоумыслит на его державу.
Так действуйте - и бог вам да поможет.

Входит сэр Джон Фастолф.

Фастолф

Мой государь, когда я из Кале 
На вашу коронацию спешил,
Для вашей милости вручили мне 
От герцога Бургундского письмо.

Толбот

Позор тебе и герцогу! Я клялся,
Трусливый рыцарь, встретившись с тобой, 
Сорвать Подвязку прочь с ноги презренной.

(Срывает с него орден Подвязки.)

Так сделал я, затем что недостойно 
Ты в этот сан высокий возведен. - 
Простите, Генрих царственный и лорды, 
Трус этот в битве при Пате, когда 
Со мной всего шесть тысяч войска было,
А у французов больше в десять раз,
Пред схваткою, до первого удара,
Удрал, как новичок-оруженосец.
В тот приступ больше тысячи людей 
Убитыми лишились мы. Я сам 
И множество дворян попали в плен. 
Судите ж, лорды, дурно ль поступил я,
И заслужил ли трус такой носить 
Знак лучших рыцарей? Да или нет?

Глостер

Поистине, поступок тот позорен 
И воину простому не к лицу,
А рыцарю, начальнику - подавно.

Толбот

Когда Подвязки орден учрежден был, 
Милорды, были рыцари его 
Высокой крови, доблестны, отважны, 
Смелы, горды, прославлены в боях. 
Опасностей и смерти не страшась,
Они в беде отваги не теряли.
Кто качествами теми не украшен,
Похитил рыцаря священный титул,
И славный орден лишь позорит он.
Он должен быть, - когда судить я смею, - 
Лишен всех прав, как подзаборный нищий 
Что выдал бы себя за дворянина.

Король Генрих

Позор отчизны! Вот мой приговор:
Ступай отсюда прочь ты, бывший рыцарь; 
Тебя под страхом смерти изгоняем.

Фастолф уходит.

Теперь, милорд протектор, прочитайте,
Что пишет дядя наш, Бургундский герцог.

Глостер

Что это Значит? Слог переменил он.
Лишь коротко и просто: "Королю".
Забыл он, что ему вы государь?
Иль означает этот краткий титул,
Что изменил он к вам расположенье?
Ну что там?

(Читает.)

"По причинам чрезвычайным, 
Скорбя о бедствиях родной страны,
Тобою угнетенным сострадая,
Я разорвал постыдный наш союз 
И под знамена Карла перешел". 
Чудовищный обман! Возможно ль это? 
При дружбе, клятвах верности, родстве - 
Столь низкая, коварная измена?

Король Генрих

Бургундский герцог, дядя мой, восстал?

Глостер

Да, государь, и вашим стал врагом.
Король Генрих И это худшее, что есть в письме?
Глостер Да, худшее, король, и это все.

Король Генрих

Тогда пусть с ним поговорит лорд Толбот 
И кару за обман ему воздаст. -
Что скажете, милорд? Довольны вы?

Толбот

Еще бы! Вы меня опередили.
Я сам хотел об этом вас просить.

Король Генрих

Собрав войска, идите на него.
Пусть видит, что не терпим мы измены 
И что нельзя глумиться над друзьями.

Толбот

Да, государь. От всей души желаю,
Чтоб увидали вы разгром врагов.

(Уходит.)

Входят Вернон и Бассет.

Вернон

Дозвольте, государь, мне с ним сразиться.

Бассет

И мне дозвольте, добрый государь.

Йорк

То мой слуга. Внемли ему, король.

Сомерсет

А этот мой. Будь благосклонен, Генрих.

Король Генрих

Терпенье, лорды. Дайте мне сказать. - 
Что, господа, шуметь вас заставляет?
С кем биться вы хотите? И зачем?

Вернон

С ним, государь: он оскорбил меня.

Король Генрих

В чем оскорбленье это состоит?
Скажите мне, и я отвечу вам.

Бассет

Когда во Францию мы плыли морем,
Вот этот малый дерзким языком 
Корил меня за розу, что ношу я:
Он говорил, что цвет ее кровавый 
Напоминает, как пылали щеки
Отверг он правду в споре о правах,
Что с Йоркским герцогом затеял он.
Сказал еще он много слов обидных.
Чтоб злую опровергнуть клевету 
И господина честь восстановить,
Прошу мне разрешить с ним поединок.

Вернон

И я прошу о том же, государь.
Хоть он стремится выдумкою хитрой 
Лоск навести на умысел свой дерзкий,
Все ж - знайте, государь, - меня задел он 
И первый опорочил этот знак,
Сказав, что бледность моего цветка 
Обозначает слабодушье Йорка.

Йорк

Когда вражду оставишь, Сомерсет?

Сомерсет

Твой лютый гнев, лорд Йорк, наружу рвется, 
Хоть ты его старательно скрываешь.

Король Генрих

Бог мой! Что за безумье мозг дурманит,
Когда столь мелкой, вздорною причиной 
Такой раздор мятежный порожден!
Кузены наши, Сомерсет и Йорк,
Прошу вас, успокойтесь, помиритесь.

Йорк

Сперва пусть битва разрешит раздор;
Потом вы, государь, нас примирите.

Сомерсет

Наш спор затрагивает только нас,
Так пусть меж нами будет он решен.

Йорк

Вот мой залог. Бери же, Сомерсет.

Вернон

Пусть там решится спор, где он возник.

Бассет

Согласье дайте, благородный лорд.

Глостер

Согласье дать? Да пропади ваш спор! 
Проклятье вам, надменные вассалы,
И дерзкой вашей болтовне! 
Не стыдно ль Нахальной, шумной яростью своей 
Тревожить короля и нас? - А вы,
Милорды, думается мне, неправы,
Что терпите их злые пререканья.
Но что прискорбнее всего - их речи 
И среди вас вот-вот зажгут вражду.
Послушайте меня и образумьтесь.

Эксетер

Миритесь. Не печальте короля.

Король Генрих

Вы, жаждущие битвы, подойдите.
Велю вам впредь, коль страшен вам мой гнев, 
Оставить спор, забыть его причину. -
Вы ж, лорды, вспомните, что мы сейчас 
В стране изменчивой, непостоянной.
Когда раздор приметят в наших взорах,
Про наши разногласия узнают,
Сердца озлобленные подстрекнутся 
К непослушанию и мятежу.
К тому ж, какой нам учинится срам,
Коль станет королям чужим известно,
Что ради прихоти пустой, забавы,
Цвет нашей знати, Генриховы пэры 
Лишились Франции, подняв раздор!
О, вспомните отца завоеванья,
Мой возраст нежный и не потеряйте 
Из-за безделки то, что стоит крови! 
Посредником я буду в вашем споре.
Коль эту розу приколю, ужель 
Даст основанье это заподозрить,
Что Сомерсета Йорку предпочел я?

(Прикалывает алую розу.)

Родня мне оба, и люблю обоих.
Еще меня короной попрекните:
Король шотландский тоже, мол, в короне*?
Но вас благоразумье убедит
Скорее, чем смогу я научить вас.
А посему, как в мире мы пришли,
Так пусть пребудем мы в любви и мире. 
Брат Йорк, мы вашу светлость назначаем 
Наместником во Франции. - А вы,
Мой Сомерсет, своих кавалеристов 
С его пехотою соедините 
И, соблюдая честь отцов и верность,
Идите вместе, дружно, чтобы гнев 
На головы врагов своих обрушить. -
Здесь, отдохнув, мы двинемся в Кале,
Оттуда ж в Англию, куда, надеюсь, 
Пришлете скоро вы в подарок нам 
Дофина, Алансона, всю их шайку.

* (...Король шотландский тоже, мол, в короне? - Мысль Генриха VI, выраженная немного туманно, заключается в следующем: выбор алой розы так же мало свидетельствует о его пристрастии к Сомерсету, как и ношение короны - о симпатии к исконному врагу Англии королю Шотландии, который также носит корону.)

Трубы.

Уходят все, кроме Йорка, Уорика, Эксетера и Вернона.

Уорик

Лорд Йорк, не правда ль, наш король сегодня 
Отлично роль оратора сыграл?

Йорк

Конечно. Но мне все ж не по вкусу,
Что приколол он Сомерсета знак.

Уорик

Ну, полно! Это ведь пустая прихоть.
Не осуждай его! Готов ручаться,
Он умысла дурного не имел.

Йорк

Когда б то было так!.. - Но бросим это, 
Другие нынче предстоят дела.

Уходят все, кроме Эксетера.

Эксетер

Отлично сделал, Ричард, что смолчал ты; 
Когда б наружу страсть твоя прорвалась, - 
Боюсь, пришлось бы нам тогда узреть 
Такую ненависть, такую ярость,
Каких не в силах мы вообразить.
Но всякий видит, всякому понятно,
Что бешеный раздор среди вельмож, 
Заносчивость и козни при дворе,
И наглая грызня любимцев знати, -
Все предвещает пагубный исход.
Беда, когда в руках ребенка скипетр,
Но хуже, коль разлад родится лютый:
Приходят вслед за ним разгром и смуты.

(Уходит.)

Сцена 2

Перед Бордо.

Входит Толбот под звуки труб и барабанов.

Толбот

Трубач, приблизься к воротам Бордо 
И вызови на стену их вождя.

Трубач трубит.

На стену всходят командующий французскими войсками и другие.

Сюда зовет вас Толбот, полководец,
Что служит в битвах своему монарху.
Он вам велит: ворота отворите 
И моего признайте короля.
Как подданные честь ему воздайте, -
И с беспощадным войском я уйду.
Но если мир отвергнете упрямо,
Вы навлечете гнев трех слуг моих:
То голод, острый меч и жадный пламень.
Коль сами вы отклоните их милость,
Все ваши гордые, крутые башни 
В единый миг сравняются с землей.

Командующий

Зловещий, грозный сыч, глашатай смерти,
Кровавый бич народа моего,
Жестокости твоей конец приходит!
Лишь мертвый можешь ты проникнуть к нам. 
Узнай: мы хорошо укреплены,
И хватит сил, чтоб выйти и сразиться.
Коль двинешься назад, дофин с войсками 
Тебя опутает железной сетью.
Со всех сторон расставлены отряды,
Что бегство преградить тебе должны.
Куда б ни бросился, ища спасенья,
Тебя везде подстерегает смерть,
И бледную погибель встретишь ты.
Французов десять тысяч поклялись 
Святым причастием, что злые пушки 
Ни на одну из христианских душ,
Кроме тебя, не станут направлять.
Вот ты живой стоишь передо много, 
Храбрец с несокрушимою отвагой!
Тебе последнюю хвалу и славу 
Я воздаю сейчас, хоть ты и враг.
Песок, что начал сыпаться в часах,
Теченья своего не завершит*,
Как взор мой, что тебя цветущим видит, 
Тебя узрит окровавленным, бледным, 
Бесчувственным, безгласным мертвецом. - 
Чу, барабан дофина! Трепещи!
Он погребальный марш тебе играет,
А мой тебе отходную пробьет.

* (Песок, что начал сыпаться в часах, теченья своего не завершит.- То есть не пройдет и часа (обычная мера времени на песочных часах).)

Командующий и другие уходят.

Толбот

Не обманул он: слышу я врага. -
Их фланги осмотреть, кавалеристы! -
В военном оплошали мы искусстве!
Оленей наших маленькое стадо 
В ограду загнано, окружено 
Собак французских лающею сворой. 
Отважны будем, с первого удара 
Не задрожим от страха, но свирепо,
Как яростные рогачи, направим 
Стальные лбы на кровожадных псов,
Врага заставив отступить бесславно.
Пусть каждый жизнь свою продаст, как я, - 
Найдут, что стоят дорого олени.-
Святой Георгий, Толбот, бог и право!
Да осенит знамена наши слава!

(Уходит.)

Сцена 3

Равнина в Гаскони.

Входит Йорк с войском, к нему подходит гонец.

Йорк

Вернулись ли разведчики назад,
Следившие за армией дофина?

Гонец

Милорд, они вернулись; сообщают,
Что с войском он направился в Бордо - 
Сразиться с Толботом, а по дороге,
Как говорят лазутчики, к дофину 
Примкнули два отряда покрупнее 
И вместе с ним направились туда же.

Йорк

Проклятье негодяю Сомерсету,
Что медлит в подкрепленье мне прислать 
Отряд кавалеристов для осады!
Ждет добрый Толбот помощи моей;
Меня ж дурачит мерзостный изменник,
И я не в силах славному помочь.
Господь, заступник будь ему в нужде! 
Коль он падет, конец войне французской.

Входит сэр Уильям Люси.

Люси

Высокий предводитель сил английских!
В такой подмоге спешной никогда 
Мы не нуждались на земле французской. 
Скачи на помощь Толботу скорей;
Он поясом железным опоясан 
И гибелью ужасной окружен.
В Бордо, отважный герцог Йорк, в Бордо! 
Иль Толбот, Франция и честь, прощайте!

Йорк

О, если б вместо Толбота был там 
Надменный Сомерсет, что портит дело, 
Мы сберегли бы храброго бойца, 
Изменника и труса потеряв.
Я чуть не плачу, гнев меня объемлет:
Мы гибнем, а предатель гнусный дремлет.

Люси

О, помогите лорду в час суровый!

Йорк

Он гибнет, - должен я нарушить слово; 
Француз ликует, - мы в пучине бед. 
Всему виной предатель Сомерсет.

Люси

Так душу Толбота помилуй, боже,
И Джона, сына юного его!
К отцу поехал он: его я встретил.
Семь лет был Толбот с сыном разлучен, -
И вот с ним вместе смерть увидит он.

Йорк

Ах, не на радость сын приедет милый, -
С ним встретится лорд Толбот у могилы. 
Прочь! Задыхаюсь я, скорбя о том,
Что встретятся в час смерти сын с отцом. 
Люси, прощай! Могу лишь проклинать 
Того, кто не послал нам в помощь рать. 
Пуатье, Блуа и Тура больше нет, -
Всего лишил нас подлый Сомерсет.

Люси

Пока раздора коршун роковой 
Терзает грудь высоких полководцев, 
Небрежность, лень лишают нас всего,
Что нам стяжал недавно опочивший 
Король, навеки славный Генрих Пятый.
Пока они враждуют меж собой,
Все гибнет - жизнь, и честь, и край родной. 

(Уходит.)

Сцена 4

Другая равнина в Гаскони.

Входят Сомерсет с войском, с ним офицер Толбота.

Сомерсет

Теперь уж поздно, не могу послать.
Толбот и Йорк с поспешностью чрезмерной 
Затеяли поход. Всех наших сил 
Не хватит, чтобы вылазку отбить 
Из города. Чрезмерно храбрый Толбот 
Сиянье прежней славы омрачил 
Безумным, диким, вздорным предприятьем.
Йорк Толбота решил на смерть послать,
Чтоб самому великим Йорком стать.

Входит сэр Уильям Люси.

Офицер

Вот и сэр Люси, что со мною послан 
За помощью для гибнущих полков.

Сомерсет

Сэр Уильям, кем вы посланы, скажите?

Люси

Кем? Толботом, что продан был и куплен. 
Бедою дерзостною окружен,
Он призывает Йорка, Сомерсета,
Чтоб натиск смерти отвратить от слабых 
Своих полков. Меж тем как вождь достойный 
Кровавым потом истекает в битве,
Чрез силу держится, подмоги ждет,
Вы, лживая опора и надежда,
Стоите в стороне, пылая распрей.
Пусть личный ваш раздор не помешает 
Послать ему готовую подмогу.
Ведь лорду знаменитому грозят 
Со всех сторон враги несметной силой: 
Бургундский герцог, Карл, Бастард, Рене 
И Алансон кольцом его сдавили,
И Толбот погибает из-за вас.

Сомерсет

Йорк подстрекнул его, - пусть он поможет.

Люси

А Йорк во всем винит лишь вашу светлость, 
Клянясь, что задержали вы отряды, 
Предназначавшиеся для похода.

Сомерсет

Лжет Йорк! Он мог за конницей прислать. 
Чтить и любить его я не обязан.
Унизился бы я пред ним, послав 
Ему без просьбы конные отряды.

Люси

Обман английский, не французов мощь, 
Опутал сетью славного героя.
Он не вернется в Англию живым:
Погублен он раздором роковым.

Сомерсет

Я конницу пошлю без промедленья,
Чрез шесть часов получит подкрепленье.

Люси

Уж поздно: он в плену или убит.
Когда б и захотел, не мог бежать он,
А если б он и мог, не захотел бы.

Сомерсет

Коль умер Толбот, - так прощай, герой!

Люси

Он славою покрыт, а вы - хулой.

(Уходит.)

Сцена 5

Английский лагерь близ Бордо.

Входят Толбот и Джон, его сын.

Толбот

О юный Джон! Я за тобой послал,
Чтоб научить военному искусству, -
Чтоб имя Толбота в тебе воскресло,
Когда иссохшей старостью, бессильем 
Прикован к ложу будет твой отец.
Но - о губительные, злые звезды! - 
Приходишь ныне ты на праздник смерти, 
Беды ужасной и неотразимой.
Садись на лучшего коня, мой мальчик;
Я научу тебя, как быстрым бегством 
Спастись. Иди, не медли. Бог с тобой!

Джон

Я Толботом зовусь, вам сын родной -
И побегу? Коль мать моя мила вам,
Вы не позорьте имени ее,
Меня Бастардом, трусом почитая.
Все скажут: "Он не Толботом рожден, 
Коль убежал, вождя покинув, он".

Толбот

Беги, чтоб за меня отмстить нещадно.

Джон

Кто так бежит, тот не придет обратно.

Толбот

Оставшись, оба встретим свой конец.

Джон

Я остаюсь. Бегите вы, отец.
Смерть ваша принесет ущерб несметный, 
Моя ж погибель будет незаметной.
Моею смертью хвастать враг не станет,
А с вашей гибелью надежда канет.
Честь вашу не убьет побег такой,
Мою ж убьет, - нет подвигов за мной.
Про ваше бегство скажут: "Здесь расчет", 
Меня же всякий трусом назовет.
Надежды нет на то, что буду смел,
Когда в сраженье первом оробел.
Молю вас, дайте с честью умереть; 
Отрадней это мне, чем срам терпеть.

Толбот

Не любишь матери, коль рвешься к гробу.

Джон

Я не хочу срамить ее утробу.

Толбот

Иди. Отцовской покоряйся воле.

Джон

Пойду, но в битву, на врага, не с поля.

Толбот

Честь твоего отца с тобой спасется.

Джон

Нет, лишь позор на долю мне придется.

Толбот

Ты не был славен. Срам тебе грозит ли?

Джон

А вашей славе бегство повредит ли?

Толбот

Мой сын, приказ отца сотрет твой стыд.

Джон

Но, коль умрешь, кто это подтвердит? 
Коль неизбежна смерть, бежим вдвоем.

Толбот

Ну, а войска? Их смерти обречем?
Я стар и не срамился никогда.

Джон

Иль юности бесчестье - не беда?
Вам от себя меня не отделить,
Как пополам себя не разделить.
Везде за вами я пойду вослед;
Коль мой отец умрет, мне жизни нет.

Толбот

Тогда прощусь с тобой, сын милый Джон. 
Ты в этот день угаснуть обречен.
Идем. Бок о бок мы умрем с тобой 
И к небу полетим душа с душой.

Уходят.

Сцена 6

Поле сражения.

Шум битвы. Стычки.

Сын Толбота окружен. Толбот его выручает.

Толбот

Святой Георгий и победа! Бейтесь!
Регент нарушил данное мне слово 
И нас обрек мечу врага лихого.
Где Джон? - Постой, набраться надо сил;
Тебя от смерти спас я, жизнь продлил.

Джон

Я дважды сын твой, ты отец мне дважды! 
Терял я жизнь, что ты мне дал однажды,
Но ты, на зло судьбе, свой меч извлек,
Даруя дням истекшим новый срок.

Толбот

Когда мечом ты искры высекал 
Из шлема Карла, вдруг я воспылал 
Надеждой гордой на победу. 
Старость Познала юную отвагу, ярость.
Отбит Бастард, Бургундец, Алансон,
И от надменных галлов ты спасен.
Бастард, что течь заставил кровь твою,
С кем девственный ты меч скрестил в бою, 
Мне вскоре встретился; я поспешил 
Кровь незаконную из гнусных жил 
Пролить и говорил, глумясь над ним: 
"Бастард, вот пролита мечом моим 
Твоя худая, мерзкая, гнилая 
И низменная кровь; тебе отмщаю 
За чистую кровь сына моего,
Что пролил ты". Хотел убить его,
Но помощь к ним пришла. Скажи, мой Джон, 
Как чувствуешь себя? Не утомлен?
Теперь, надеюсь, ты готов бежать,
Когда ты принял рыцарства печать?
Беги, чтоб отомстить за смерть мою.
Что значит помощь одного в бою?
Безумие, пускаясь в быстрину,
Всем доверяться одному челну!
Коль ныне не убьет французов ярость,
На завтра в гроб меня уложит старость.   
Враг от меня не многим поживится,
И жизнь моя лишь на день сократится;
С тобой же юность, мать твоя, наш род, 
Отмщенье, честь отчизны - все умрет.
Их ожидает гибель здесь с тобой;
Их сохранишь ты, коль покинешь бой.

Джон

Мне зла не причинил Бастарда меч,
Но сердца кровь исторгла ваша речь.
О, прежде чем бесчестье наживая,
Спасая жизнь и славу убивая,
Отца покинет Джон и убежит,
Пусть будет мой трусливый конь убит!
Пусть мужиком французским стану я,
И срам и беды хлынут на меня!
Клянусь величьем вашим, коль один
Я с поля убегу - я вам не сын.
Не говори о бегстве! Честь дороже!
Сын Толбота у ног отца умрет.

Толбот

Так за отцом иди, Икар Злосчастный*!
Я жизнью дорожу твоей прекрасной,
Сражаться будешь рядом ты с отцом 
И доблестною смертью мы умрем.

* (Так за отцом иди, Икар злосчастный! - Подобно тому как Дедал сам изготовил для своего сына Икара крылья, ставшие причиной гибели юноши, так и Толбот увлек на войну сына, которому было суждено на ней погибнуть.)

Уходят.

Сцена 7

Другая часть поля сражения.

Шум битвы. Стычка.

Входит раненый Толбот, поддерживаемый слугой.

Толбот

Где жизнь вторая? Я своей лишен.
Где Толбот молодой? Где храбрый Джон? 
Смерть горестная, плена жребий злой,
Вы мне смешны, коль здесь мой сын - герой*. 
Увидел он, что сломлен я борьбой,
Взмахнул мечом кровавым надо мной 
И, разъярившись, как голодный лев,
Он в подвигах излил свой лютый гнев.
Когда же страж мой гневный увидал,
Что он один, что враг пред ним бежал,
Ему затмило очи исступленье,
И от меня он ринулся в сраженье,
В толпу врагов, рубя что было сил,
И в этом море крови утолил 
Своей души воспламененной жар, - 
И доблестно погиб мой сын, Икар.

* (Смерть горестная, плена жребий злой, вы мне смешны, коль здесь мой сын - герой. - Выражение "плена жребий злой" не вполне понятно в подлиннике. Видимо, Толбот у Шекспира хочет сказать: если даже враги, прежде чем я умру, успеют захватить меня в плен, тем самым еще отягчив мои предсмертные страдания, то и эти муки окупятся сознанием, что мой сын вел себя как герой.)

Слуга

Милорд, вот сына вашего несут.

Входят солдаты, неся тело Джона Толбота.

Толбот

О смерть глумящаяся, дерзкий шут!
Избегнем мы твоих позорных уз,
Чтоб в вечности скрепить святой союз.
Два Толбота, мы воскрылим в эфире,
На зло тебе стяжав бессмертье в мире. -
О ты, в чьих ранах смерть гнездится злая,
Скажи отцу хоть слово, умирая.
Вообрази, что смерть - француз, и ей 
Брось вызов речью смелою своей.
Ты словно говоришь улыбкой слабой:
"Будь смерть французом, нынче умерла бы". -
Сюда его, в объятия отца!
Мой дух страдать не может без конца! - 
Прощайте, воины! - О сын мой милый!
Объятия отца - твоя могила.

(Умирает.)

Солдаты и слуги, оставив тела Толбота и его сына, уходят. Входят Карл, Алансон, герцог Бургундский, Бастард, Жанна д'Арк и французское войско.

Карл

Приди на помощь Йорк и Сомерсет,
Нам выпал бы сегодня день кровавый.

Бастард

Толбота львенок бился разъярен;
Лил нашу кровь мечом презренным он.

Жанна д'Арк

Он встретился мне, и сказала я:
"Ты будешь девой побежден, дитя!"
Он гордо поглядел и мне в ответ:
"Джон Толбот не затем рожден на свет,
Чтоб гнусной девкой побежденным быть", -
И ринулся французов он крошить,
Меня себе не почитая равной.

Герцог Бургундский

Да, из него бы вышел рыцарь славный.
Вот он лежит в объятиях того,
Кто на несчастье породил его.

Бастард

Рубите и кромсайте тех, что славу 
Британцам дали, нам нее - стыд кровавый!

Карл

Нет! Тех, пред кем бежали столько раз,
Не станем мертвых оскорблять сейчас.

Входит сэр Уильям Люси со свитой, перед ним французский сержант.

Люси

Герольд, веди меня к шатру дофина,
Чтоб мне узнать, кто славу дня стяжал.

Карл

Сюда с капитуляцией ты прибыл?

Люси

С капитуляцией? То ваше слово:
Оно нам, англичанам, незнакомо.
Пришел узнать я, кто захвачен в плен,
И осмотреть тела сраженных в битве.

Карл

О пленных спрашиваешь ты? Мы в ад 
Послали их. Скажи, кого ты ищешь?

Люси

Где ж доблестный Алкид*, лорд храбрый Толбот, 
Граф Шрусбери, - за бранные заслуги 
Он был пожалован великим графом 
Уошфордским, Уотерфордским и Валенским, -
Лорд Толбот Гудригский и Эрчинфилдский,
Лорд Верден Олтонский, лорд Стрендж Блекмирский, 
Лорд Кромвель Уингфилдский, лорд Фернивал, 
Трикрат прославленный лорд Фоконбридж,
Георгия святого славный рыцарь,
Святого Михаила и Руна,
Великий маршал Генриха Шестого 
В боях, что он во Франции ведет?

* (Алкид - одно из наименований Геркулеса.)

Жанна д'Арк

Дурацкая напыщенная речь!
Сам Турок, что полсотней царств владеет,
Таким пространным слогом не напишет.
А тот, кого так пышно величаешь,
Лежит, облеплен мухами, гниющий,
Смердящий под ногами у меня.

Люси

Так Толбот умерщвлен? Французов бич, 
Гроза державы вашей, Немезида?
О, если б очи превратились в ядра, 
Чтобы метнуть их вам, враги, в лицо!
О, если б мог вернуть его я к жизни,
На всю бы Францию навел он ужас! 
Когда б его портрет остался тут, 
Храбрейшего из вас он устрашил бы. 
Отдайте мне тела, чтоб унести их 
И погребению предать с почетом.

Жанна д'Арк

Не Толбота ли дух в него вселился? 
Так властно он и гордо говорит.
Тела ему отдайте, ради бога,
Они лишь воздух заражают здесь.

Карл

Отдать ему тела.

Люси

Я унесу их.
Но феникс будет пеплом их рожден, 
И Францию повергнет в трепет он.

Карл

Бери и делай с ними, что захочешь.- 
Теперь в Париж. К победам путь открыт; 
Всем завладеем, - Толбот ведь убит.

Уходят.

Акт V

Акт V
Акт V

Сцена 1

Лондон. Покой во дворце.

Трубы.

Входят король Генрих VI, Глостер и Эксетер.

Король Генрих

Прочли вы письма, что прислали папа,
Граф д'Арманьяк и римский император*?

* (Римский император - этот титул, в те времена уже чисто номинальный, носил германский император.)

Глостер

Да, государь. Вот содержанье их:
Ваше величество смиренно просят,
Чтоб заключен был мир благочестивый 
Между державой вашей и французской.

Король Генрих

Как смотрите, милорд, на предложенье?

Глостер

Я вижу в нем единственное средство 
Унять потоки христианской крови 
И повсеместно мир восстановить.

Король Генрих

Вы правы, дядя. Думал я всегда.
Что неестественно и нечестиво,
Коль царствует раздор бесчеловечный 
Между приверженцами той же веры.

Глостер

К тому ж, король, чтобы скорей свершить 
И затянуть покрепче узел дружбы,
Граф д'Арманьяк, дофину кровно близкий 
И человек с влиянием огромным,
Единственную дочь вам предлагает 
В супруги, с крупным, царственным приданым.

Король Генрих

В супруги, дядя? Ах, так молод я,
И мне к лицу скорей ученье, книги,
Чем нежности игривые с любезной.
Однако пригласим сюда послов;
Ответ им дайте, как найдете нужным.
Я всякому решенью буду рад,
Что к славе божьей и стране во благо.

Входят легат, два посла и епископ Уинчестерский в кардинальском облачении.

Эксетер

Как! Лорд Уинчестер уж повышен в званье, 
И получил он кардинальский сан*?
Я вижу, оправдается теперь,
Что предсказал когда-то Генрих Пятый:
"Когда Уинчестер станет кардиналом,
Сравняет шляпу он свою с короной".

* (Лорд Уинчестер уж повышен в званье, и получил он кардинальский сан? - Небрежность Шекспира,- Уинчестер уже раньше (акт I, сцена 3) был изображен кардиналом.)

Король Генрих

Высокие послы! Мы рассмотрели 
И обсудили ваши предложенья.
Разумна и прекрасна ваша цель,
И посему решили начертать мы 
Условья дружеского мира; их 
Епископу Уинчестеру поручим 
Во Францию немедля отвезти.

Глостер

А что до предложенья Арманьяка,
Я доложил подробно королю 
О качествах возвышенных графини,
О красоте и о приданом ценном, -
Ее решил он сделать королевой.

Король Генрих

И в подтвержденье нашего согласья 
Свезите ей брильянт - залог любви.-
Итак, милорд-протектор, позаботьтесь 
Ее со свитою доставить в Довер;
Затем доверим их судьбу волнам.

Король Генрих со свитой, Глостер, Эксетер и послы уходят.

Епископ Уинчестерский

Постойте, господин легат, сперва 
Вручу вам сумму, что я обещал 
Его святейшеству за сан высокий,
Которым он облек меня недавно.

Легат

К услугам вашего преосвященства.

Епископ Уинчестерский

(в сторону)

Теперь уж Уинчестер не покорится;
Сильнейшим пэрам не уступит он.
Ты скоро убедишься, Хемфри Глостер,
Что властью и рожденьем никогда ты 
Не превзойдешь высокого прелата.
Уверен будь, что я тебя согну 
Иль возмущеньем разорю страну.

Уходят.

Сцена 2

Франция. Равнина в Анжу.

Входят Карл, герцог Бургундский, герцог Алансонский, Бастард, Рене, Жанна д'Арк и войско.

Карл

Наш дух унылый рта весть ободрит.
Как слышно, возмутились парижане;
Французская проснулась доблесть в них.

Алансон

Так путь к Парижу, славный Карл, свершай;
Здесь времени напрасно не теряй.

Жанна д'Арк

Мир парижанам, если к нам примкнут, -
Не то дворцы их гордые падут.

Входит разведчик.

Разведчик

Успехов славному вождю желаю 
И счастья вам, сподвижникам его!

Карл

Что говорят разведчики? Скажи нам.

Разведчик

Английские войска, что прежде шли 
Двумя отрядами, соединились 
И собираются вам битву дать.

Карл

Известье неожиданно, сеньоры;
Но приготовимся немедля к встрече.

Герцог Бургундский

К нам призрак Толбота не прилетит;
Коль нет его, ничто нас не страшит.

Жанна д'Арк

Из низких чувств постыднейшее - страх. 
Победе прикажи - слетит к тебе 
На зло врагу, вселенной и судьбе.

Карл

Вперед, друзья! За Францию! В час добрый!

Уходят.

Сцена 3

Там же. Перед Анжером.

Шум битвы. Стычки.

Входит Жанна д'Арк.

Жанна д'Арк

Регент теснит нас, и бегут французы.
Так помогайте, чары, амулеты
И вы, руководящие мной духи!
Явите знак событий предстоящих.

Гром.

Проворные заступники мои,
Вы, что владыке севера покорны*,
Явитесь, помогите мне сейчас!
Входят злые дух и.
То, что явились так поспешно вы,
Обычное доказывает рвенье.
Вы, духи - покровители мои,
Слетевшиеся из глубин подземных,
Доставьте снова Франции победу!

* (Вы, что владыке севера покорны... - Главным местопребыванием злых духов считался Северный полюс.)

Духи безмолвно ходят вокруг нее.

О! Не томите же меня молчаньем!
Как я своею кровью вас кормила,
Готова руку отрубить свою 
И вам отдать ее в залог успеха, -
Вы только помогите мне теперь.

Духи склоняют головы.

Надежды нет? Тогда отдам все тело,
Коль просьбу вы исполните мою.

Духи качают головами.

Ужель ни телом, ни кровавой жертвой 
Не вымолю я помощи обычной?
Тогда возьмите душу, тело, все, -
Лишь Англии торжествовать не дайте.

Духи уходят.

Покинули меня! Настало время 
Для Франции пернатый гордый шлем 
Склонить пред Англией, главой поникнув.
Заклятья прежние мои бесплодны,
И с адом мне бороться не под силу.
Ты снова, Франция, падешь во прах.

Шум битвы.

Входят французы и англичане, сражаясь. Жанна д'Арк вступает в единоборство с Йорком. Ее берут в плен. Французы бегут.

Йорк

Поймал тебя, французская красотка!
Скорей спусти заклятьем духов с цепи, 
И пусть они тебе вернут свободу. 
Добыча славная, - достойная и черта. 
Вот ведьма хмурит брови, как Цирцея: 
Мой образ, верно, хочет изменить.

Жанна д'Арк

На худший образ твой не переменишь.

Йорк

О! Карл дофин - красавец хоть куда! 
Твой прихотливый взор его лишь ценит.

Жанна д'Арк

Погибель вас возьми - тебя и Карла! 
Пусть неожиданно, во время сна, 
Придушат вас кровавыми руками.

Йорк

Колдунья, ведьма гнусная, молчи!

Жанна д'Арк

Прошу тебя, дозволь мне проклинать.

Йорк

Ты будешь клясть, злодейка, на костре.

Уходят.

Шум битвы.

Входит Сеффолк, ведя за руку Маргариту.

Сеффолк

Кто б ни была, ты - пленница моя.

(Смотрит на нее.)

Красавица, не убегай, не бойся! 
Коснусь тебя почтительной рукой;
В знак мира вечного я эти пальцы 
Целую и кладу на бок твой нежный*. 
Кто ты? Скажи, чтоб мне тебя почтить.

* (В знак мира вечного я эти пальцы целую и кладу на бок твой нежный. - Из почтительности Сеффолк целует не ее руку, а свою и затем уже позволяет себе поддержать ее за талию.)

Маргарита

Кто б ни был ты, зовусь я Маргаритой, 
И мой отец - Неаполя король.

Сеффолк

Я граф, и Сеффолком меня зовут.
Не оскорбляйся же, природы чудо,
Что жребий твой - быть пленницей моей,
Так лебедь лебедят своих пушистых 
Под сенью крыл в плену хранит любовно.
Но коль обидно быть тебе рабой,
Будь вольным другом мне. Иди домой.

Маргарита хочет уйти.

Останься! Отпустить ее нет сил:
Рука освобождает, сердце ж - нет.
Как солнце в зеркале реки играет,
В глаза бросая отраженный луч,
Так взор мой красота ее слепит.
Хотел бы я ухаживать за нею,
Но говорить не смею. Попрошу 
Чернила и перо и объяснюсь ей.
Стыд, Де-Ла-Пуль! Не унижай себя.
Иль нем ты? Иль не пленница она?
Пред женщиной ужели ты робеешь?
Да, таково величье красоты,
Что поражает чувство и язык.

Маргарита

Скажи, граф Сеффолк, - если так зовешься, - 
Какой мне выкуп за свободу дать?
Ведь я, как вижу, пленница твоя.

Сеффолк

(в сторону)

Почем ты знаешь, что тебе откажут,
Раз ты не признавался ей в любви?

Маргарита

Что ты молчишь? Какой мне выкуп дать?

Сеффолк

(в сторону)

Она прекрасна - попытаться надо,
И женщина - так можно победить.

Маргарита

Скажи, ты примешь выкуп? Да иль нет?

Сеффолк

(в сторону)

Безумец! Вспомни про свою жену.
Как может быть твоею Маргарита?

Маргарита

Уйти мне лучше; он меня не слышит.

Сеффолк

(в сторону)

Пропало все: легла дурная карта.
Маргарита Несвязна речь; наверно, он помешан.

Сеффолк

(в сторону)

И все ж достать возможно разрешенье.

Маргарита

И все ж хочу я получить ответ.

Сеффолк

(в сторону)

Добьюсь я Маргариты. Для кого же?
Для короля! Фу! Глуп я, как бревно!

Маргарита

Он говорит О бревнах: верно, плотник.

Сеффолк

(в сторону)

Однако я свою исполню прихоть,
И водворится мир между двух держав. 
Но все ж одна здесь трудность остается: 
Отец ее - Неаполя король 
И герцог Мена и Анжу, но беден,
И наша знать отвергнет этот брак.

Маргарита

Послушайте меня. Иль недосуг вам?

Сеффолк

(в сторону)

Как ни сердись они, все ж будет так.
Ведь Генрих юн и быстро согласится.

(Маргарите.)

Принцесса, тайну вам хочу открыть.

Маргарита

Пусть я в плену; но он, как видно, рыцарь 
И ни за что меня не оскорбит.

Сеффолк

Благоволите выслушать, принцесса.

Маргарита

(в сторону)

Меня, быть может, выручат французы:
Тогда мне не нужна его любезность.

Сеффолк

Принцесса милая, хочу сказать вам...

Маргарита

(в сторону)

В плену бывали женщины и прежде.

Сеффолк

Принцесса, что вы говорите там?

Маргарита

Простите, это недоразуменье...

Сеффолк

Принцесса, вы сочли бы плен счастливым,
Когда бы он доставил вам корону?

Маргарита

Быть королевою в плену позорней,
Чем быть простой рабою. Государям 
К лицу свобода.

Сеффолк

Ты ее получишь,
Коль Генрих, Англии король, свободен.

Маргарита

Что мне за дело до его свободы?

Сеффолк

Хочу тебя его супругой сделать,
Тебе дать в руки скипетр золотой, 
Короной увенчать твою главу,
Коль согласишься быть моею...

Маргарита

Чем?

Сеффолк

Его любовью.

Маргарита

Я недостойна стать его женою.

Сеффолк

О нет, принцесса, недостоин я,
Коль сватаю красавицу ему,
А сам остаться должен в стороне.
Что скажете, принцесса? Вы согласны?

Маргарита

Когда отцу угодно, я согласна.

Сеффолк

Сюда, начальники! Вперед, знамена! - 
Здесь, перед замком вашего отца, 
Принцесса, мы начнем переговоры.

Трубят к переговорам.

На стену всходит Рене.

Смотри, Рене, в плен дочь твоя взята!

Рене

Кем?

Сеффолк

Мной.

Рене

Как, Сеффолк, этому помочь? 
Ведь воин я и не умею плакать 
И проклинать изменчивость судьбы.

Сеффолк

Есть средство верное помочь, сеньор,
Согласье дай, своей же ради чести,
За моего монарха выдать дочь;
Ее для короля с трудом я добыл,
И ртот легкий, краткий плен ее 
Подарит царственную ей свободу.

Рене

Ты, Сеффолк, правду говоришь?

Сеффолк

Известно
Прекрасной дочери твоей, что Сеффолк 
Не лжет, не притворяется, не льстит.

Рене

По рыцарскому слову твоему
Сойду, чтоб дать ответ на предложенье.

(Сходит со стены.)

Сеффолк

Здесь подожду прихода твоего.

Трубы. Входит Рене.

Рене

Привет тебе, граф славный, в наших землях. 
Чего захочешь, требуй здесь в Анжу.

Сеффолк

Благодарю, Рене. Как счастлив ты,
Имея дочь, достойную короны!
Но что ответишь мне на предложенье?

Рене

Коль ты ее, ничтожную, избрал 
В невесты государю своему,
Я, при условии, что сохраню 
Анжу и Мен, мои владенья, в мире,
Не ведая насилья и войны, -
Дочь Генриху отдам, коль он захочет.

Сеффолк

Пусть это будет выкуп. Дочь прими.
А графствами твоими, я ручаюсь,
Отныне будешь мирно ты владеть.

Рене

Тебе, как представителю монарха,
Во имя Генриха, в знак договора,
Я руку дочери моей даю.

Сеффолк

Прими ж, Рене Французский, благодарность 
От короля, которому служу.

(В сторону.)

А все ж, признаться, было бы приятно 
Быть за себя ходатаем сейчас.

(Громко.)

Я в Англию отправлюсь с новостями 
И подготовлю заключенье брака.
Итак, прощай, Рене, храни алмаз свой,
Как подобает, в золотом дворце.

Рене

Я обниму тебя, как обнял бы 
Монарха твоего, будь Генрих здесь.

Маргарита

Прощайте, граф. Молитвы Маргариты.
Ее признательность - отныне с вами.

Сеффолк

Прощайте, милая принцесса. Разве 
Привета государю не пошлете?

Маргарита

Пошлю такой привет, какой к лицу 
Его служанке, девушке невинной.

Сеффолк

Слова нежны и скромности полны.
Но снова потревожу вас, принцесса:
Залог любви ему пошлете вы?

Маргарита

Да, добрый лорд; нетронутое сердце,
Любви не ведавшее до сих пор.

Сеффолк

А также поцелуй.

(Целует ее.)

Маргарита

Возьми его себе; я не дерзну 
Такой пустой залог послать монарху.

Рене и Маргарита уходят.

Сеффолк

О если б ты была моей! Стой, Сеффолк;
Ты не пускайся в этот лабиринт,
Где минотавры бродят и измены.
Плени монарха похвалами ей:
Припоминай все качества принцессы,
Ее красу, что превзошла искусство;
Во время плаванья об них лишь думай,
Чтобы, склонив пред Генрихом колени,
В его душе зажечь восторг любви.

(Уходит.)

Сцена 4

Лагерь герцога Йоркского в Анжу.

Входят Йорк, Уорик и другие.

Йорк

Введите осужденную колдунью.

Входят Жанна д'Арк под стражей и старик пастух.

Старик пастух

Ах, Жанна! Убиваешь ты отца!
Я для того ль искал тебя повсюду,
Чтоб на беду свою здесь увидать 
Твою безвременную, злую смерть?
Ах, Жанна, дочка, я умру с тобою!

Жанна д'Арк

Презренный нищий! Жалкий негодяй!
Я рождена от благородной крови.
Ты вовсе не отец мне, не родня.

Старик пастух

Тьфу! Тьфу! Ей-богу, лорды, врет она.
Я ей отец - то знает весь приход;
И мать ее жива и подтвердит,
Что первый плод она женитьбы нашей.

Уорик

Бесстыдная! Отвергнешь ты родство?

Йорк

Как жизнь ее была порочной, гнусной, 
Такая же и смерть ей предстоит.

Старик пастух

Фу, Жанна! Можно ль быть такой упрямой? 
Свидетель бог, ты плоть и кровь моя;
Из-за тебя я пролил слез немало.
Не отрекайся, дочка, от меня.

Жанна д'Арк

Пошел, мужик! - Подкуплен вами он: 
Хотите скрыть моих венчанных предков.

Старик пастух

Да, за венчанье дал попу я нобль,
Когда на матери твоей женился.
Стань на колени, дитятко мое,
И я тебя благословлю. - Не хочешь?
Будь проклят час рожденья твоего!
Хотел бы я теперь, чтоб молоко,
Которым мать твоя тебя кормила, 
Крысиным ядом было, а не то -
Чтоб кровожадный волк тебя заел,
Когда пасла моих овец ты в поле!
Ты от отца, мерзавка, отреклась?
Сжечь, сжечь ее! Повесить - много чести.

(Уходит.)

Йорк

Убрать ее. Достаточно жила,
Своею скверной отравляя мир.

Жанна д'Арк

Кто вами осужден - сперва узнайте.
Не пастухом-мужланом рождена я,
Но род веду от крови королевской.
Я чистая избранница небес,
Озарена высокой благодатью,
Чтоб чудеса здесь на земле творить.
Я с бесами не зналась никогда.
Но вы, что похотью осквернены, 
Замараны невинной кровью жертв,
Погрязли в злых пороках и разврате, - 
Как сами благодати лишены,
Считаете, что можно чудеса 
Творить лишь с помощью нечистой силы. 
Вы в заблужденье грубом! Жанна д'Арк 
Осталась девственницей с детских лет, 
Чиста и непорочна даже в мыслях;
И девы кровь, пролитая жестоко,
О правой мести к небу воззовет.

Йорк

Так, так. На казнь вести ее скорей!

Уорик

Послушайте, раз девушка она,
Дров не жалейте, больше их кладите,
И бочки со смолою на костер 
Вкатите, чтоб мученья сократить ей.

Жанна д'Арк

Ничто сердец безжалостных не тронет? 
Так слабость, Жанна, им свою открой, 
Что по закону даст тебе защиту. - 
Беременна я, лютые убийцы!
Не умерщвляйте плод моей утробы,
Коль тащите меня на злую смерть.

Йорк

Помилуй, бог! Беременна святая!

Уорик

Вот чудо величайшее твое!
Иль к этому вела святая жизнь?

Йорк

Она с дофином славно забавлялась, 
Предвидел я, на что она сошлется.

Уорик

Ну, ладно. Не нужна нам жизнь бастардов, 
Особенно когда отец им Карл.

Жанна д'Арк

Ошиблись вы: не от него ребенок;
Был Алансон возлюбленным моим.

Йорк

Ах, Алансон! Второй Макиавелли!
Дитя умрет, будь сотни жизней в нем.

Жанна д'Арк

Меня простите, я вас обманула:
Не Карл, не Алансон меня пленил;
То был Рене, Неаполя король.

Уорик

Женатый человек! Недопустимо!

Йорк

Вот девушка! Она сама не знает,
Кого винить - так много было их.

Уорик

Она была щедра и всем доступна.

Йорк

И все же дева чистая она. -
Распутница! Себя и свой приплод 
Ты осудила. Прочь! Мольбы напрасны.

Жанн а д'Арк

Идемте ж. Но оставлю вам проклятье.
Пусть никогда отрадный солнца свет 
Не озаряет край, где вы живете,
Но тьма и сумрачные тени смерти 
Покроют вас, пока в тоске и горе 
Вы не затянете петлю на шее!

(Уходит под стражей.)

Йорк

Рассыпься в прах, развейся черным пеплом, 
Проклятая служительница ада!

Входят кардинал Бофорт, епископ Уинчестерский со свитой.

Кардинал

Милорд-регент, принес я полномочья 
Для вашей милости от короля.
Милорды, христианские державы,
Об этих распрях пагубных скорбя,
Просили настоятельно, чтоб мы
Мир заключили с Францией надменной.
Поблизости от нас дофин со свитой:
Явился он вести переговоры.

Йорк

Так вот к чему привел наш тяжкий труд!
Как! Потеряв так много славных пэров, 
Дворян, вождей и рядовых солдат,
Погибших в этом долголетнем споре,
Отдавших жизнь за благо королевства,
Мы бабий мир постыдно заключим?
Иль мы изменой, подлостью, коварством 
Не потеряли многих городов,
Что доблестно завоевали предки? -
Ах, Уорик, Уорик! Я, скорбя, предвижу,
Что Франции лишимся мы совсем.

Уорик

Терпенье, Йорк. Коль мир мы заключим,
То на условьях, столь для них суровых,
Что будет мало выгоды французам.

Входят Карл, Ала н сон, Бастард, Рене и другие.

Карл

Поскольку это решено, милорды,
Мы перемирие провозгласим.
Явились мы, чтобы узнать от вас.
Какие ставите условья мира.

Уорик

Ты говори, Уинчестер. Ярый гнев,
Сжав горло мне, слова не пропускает 
При виде недругов, столь ненавистных.

Кардинал

Карл и вы все, узнайте о решенье: 
Ввиду того, что Генрих согласился, 
Из милосердия и состраданья,
Освободить ваш край от лютых войн 
И дать вкусить вам плодоносный мир,
Вы станете вассалами его.
И если, Карл, ему ты поклянешься,
Что, подчинившись, станешь дань платить, 
Поставлен будешь вице-королем 
И сохранишь ты сан свой королевский.

Алансон

Он станет тенью самого себя?
Коронкой жалкою чело украсит,
И, в сущности, по весу своему 
Сравняется он с подданным простым? 
Нелепо, безрассудно предложенье!

Карл

Известно всем, что большей половиной 
Земель французских я уж завладел 
И там считаюсь королем законным.
Ужель, прельстясь непокоренной частью, 
Настолько отступлю от прав своих,
Чтоб всей страны стать вице-королем?
Нет, лорд-посол, я лучше сохраню 
То, чем владею, нежели, погнавшись 
За большим, потеряю разом все.

Йорк

О дерзкий Карл! Иль к нам не подсылал ты 
Тайком посредников, чтоб мир снискать? 
Едва ж дошло до соглашенья дело,
Стал в стороне, пускаешься в сравненья?
Ну нет! Похищенный тобою титул 
Прими как дар английского монарха, 
Признав, что у тебя нет прав законных, 
Иль будем войнами тебя казнить.

Рене

Бы, государь, упрямитесь напрасно,
К условьям договора придираясь. 
Коль мы отвергнем, нет почти надежды, 
Что встретите подобный случай вновь.

Алансон

(тихо, Карлу)

Сказать по правде, явите вы мудрость,
Спасая свой народ от истребленья,
От яростной резни, что каждый день 
Приносит нам ведение войны.
Примите лучше мирный договор:
Ведь вы всегда вольны его нарушить.

Уорик

- Что скажешь, Карл? Условья наши примешь?

Карл

Приму;
Но только с оговоркою, что вы 
На наши крепости не посягнете.

Йорк

Так присягни монарху моему,
Как рыцарь; обещай повиноваться 
И против Англии не бунтовать.

Карл и его свита приносят присягу.

Так. Распустите же свои войска.
Свернуть знамена! Пусть замолкнут трубы. 
Торжественно мы водворяем мир.

Уходят.

Сцена 5

Лондон. Покой в королевском дворце.

Входят король Генрих, разговаривая с Сеф фолком, Глостер и Эксетер.

Король Генрих

Граф благородный, вашим описаньем 
Прелестной Маргариты поражен я.
Ее достоинства и красота 
В моей груди любовь уж зародили,
И, как порыв свирепый урагана 
Порой корабль против теченья гонит,
Так и меня влечет молва о ней.
Иль потерплю крушенье, иль прибуду 
К желанной пристани ее любви.

Сеффолк

Поверьте мне, король, рассказ мой краткий 
Лишь предисловие к ее хвале.
Всех совершенств прелестнейшей девицы, - 
Когда 6 имел талант их передать я, - 
Хватило бы на целый том чудесный, 
Способный даже хладный ум пленить.
Но главное: она не столь прекрасна 
И преисполнена различных чар,
Как нежности и кротости полна,
И будет рада вам всегда служить, - 
Служить, понятно, в самом чистом смысле, 
Любя и чтя как своего супруга.

Король Генрих

Иного не прикажет Генрих ей. -
Итак, милорд-протектор, согласитесь,
Чтоб королевой стала Маргарита.

Глостер

Как согласиться? Это грех немалый.
Ведь вы же, государь, обручены 
С другой достойной молодой девицей.
Так как же нам нарушить договор,
Не осквернив вас, государь, бесчестьем?

Сеффолк

Как поступает с незаконной клятвой 
Правитель; иль как рыцарь на турнире, 
Сразиться клявшийся, уходит с поля,
Сочтя противника себе неравным.
Дочь графа бедного не ровня вам,
И без позора можно с ней порвать.

Глостер

Но чем, скажите, лучше Маргарита?
Ее отец не более как граф,
Хоть много пышных титулов имеет.

Сеффолк

О нет, милорд; отец ее - король,
Король Неаполя, Иерусалима,
Во Франции большой имеет вес,
И с ним родство должно упрочить мир 
И в подчинении держать французов.

Глостер

Но то же сделает граф Арманьяк,
Затем что близкий родственник он Карлу.

Эксетер

К тому ж он даст приданое большое;
Рене ж скорее сам возьмет, чем даст.

Сеффолк

Приданое? Монарха не порочьте!
Иль так он низок, беден и презренен, 
Чтоб деньги предпочесть любви чистейшей? 
Обогатить невесту может Генрих,
Не станет он искать ее богатств.
Жену крестьянин жалкий покупает,
Как лошадь, телку иль овцу на рынке. 
Брак чересчур значительное дело, -
Не чрез ходатая его свершать.
Не та, что мы хотим, но та, что выбрал 
Сам государь, должна делить с ним ложе. 
И вот, милорды, раз ее он любит,
Сильнее всех других причина эта 
Склоняет нас отдать ей предпочтенье.
Что брак по принужденью, как не ад, 
Раздоры постоянные и ссоры?
Брак по любви блаженством наделяет 
И образ мира высшего являет.
На ком жениться должен наш король,
Как не на Маргарите, на принцессе?
Она и по красе и по рожденью 
Достойна быть супругой короля, 
Вольнолюбивый дух ее и храбрость,
Столь редкие у женщин, в том порукой, 
Что можно ждать от короля потомства.
Да, сын завоевателя, наш Генрих, 
Завоевателей родить нам может,
Когда с девицею, столь твердой духом, 
Как Маргарита, заключит он брак. 
Согласье дайте, лорды, и решите,
Что королевою быть Маргарите.

Король Генрих

Я сам не знаю, благородный Сеффолк, 
От живости ли вашего рассказа, 
Иль оттого, что юности моей 
Еще не тронул пламень жгучей страсти, - 
Но только чувствую в своей груди 
Такой разлад, такой свирепый спор 
Меж страхом и надеждою, что болен 
Я от напора дум. Итак, милорд, 
Во Францию поспешно отплывайте; 
Примите все условья и добейтесь 
Согласия принцессы Маргариты 
К нам в Англию приплыть и на престоле 
Воссесть венчанной Генриха супругой. 
А на расходы ваши путевые 
С народа десятину соберите. 
Ступайте же. Пока вы не вернетесь, 
Терзаться буду тысячью тревог. - 
А вы не обижайтесь, добрый дядя; 
Когда вы станете меня судить 
По самому себе в былые годы, 
Я знаю, что легко вы извините 
Внезапное решение мое. 
Ведите же меня отсюда прочь; 
Я в одиночестве предамся грусти.

(Уходит.)

Глостер

Ах, опасаюсь я, что будет грусть 
Началом и концом его любви. 

Глостер и Эксетер уходят.

Сеффолк

Вот Сеффолк победил и отплывает, - 
Как некогда плыл в Грецию Парис, - 
Надеясь также обрести любовь, 
Но встретить больше счастья, чем троянец. 
Ведь Маргарита, королевой став, 
Отныне будет править государем, 
Я ж - ею, королем и всей страной. 

(Уходит.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://william-shakespeare.ru/ "William-Shakespeare.ru: Уильям Шекспир"