БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ









предыдущая главасодержаниеследующая глава

2

Имеющее общечеловеческое значение искусство Шекспира корнями своими уходит в почву английского Ренессанса и может быть правильно понято лишь на основе того анализа Ренессанса и эпохи первоначального накопления капитала в Англии, который дал Маркс*. Ренессанс - величайший переворот в культуре, пережитый человечеством в период позднего средневековья, когда развитие ремесел, торговли, рост городов, образование национальных монархий, открытие классической древности, обращение к природе и человеку открыли дорогу жизнерадостному свободомыслию, а гармонический, всесторонне развитый, цельный человек стал главной темой и идеалом гуманистического искусства, достигшего в то время необычайного расцвета. Это новое содержание философии, искусства и науки эпохи Ренессанса было порождено изменившимся характером общественных отношений и, в конечном счете, было обусловлено изменениями в экономике. Экономическую основу процесса составляли освобождение крестьян от крепостной зависимости и расцвет мелкого производства, при котором свободный производитель сам владеет средствами своего труда: крестьянин - полем, которое он возделывает, ремесленник - инструментами и сырьем. Благодаря этому каждый средневековый ремесленник не был еще искалечен разделением труда, он еще должен был уметь делать все, что возможно, при помощи своих инструментов. "У средневековых ремесленников еще есть известный интерес к своей специальной работе и к тому, чтобы делать ее хорошо, интерес, который мог подниматься до степени примитивного художественного вкуса" (Маркс и Энгельс, Собр. соч., т. IV, стр. 43).

* (В этой статье, представляющей собой доклад, прочитанный на торжественном заседании во Всесоюзном обществе культурной связи с заграницей по случаю 330-летия со дня смерти В. Шекспира, не было возможности затронуть ряда важных вопросов шекспировского творчества. В частности, вопрос об отношении Шекспира к абсолютизму и народу, критика Шекспиром власти золота и т. д. в настоящей статье автором не затрагиваются, поскольку они были им прежде частично освещены в статьях: "Шекрпир в объятиях социолога", "Литературный критик, № I, 1936; "Приземленный Шекспир", "Советское искусство", № 24, 1936; "Классовый характер и народность в творчестве Шекспира", "Советское искусство", № 36, 1936.)

Этот промежуточный экономический строй мелкого производства исключительно благоприятен для расцвета художественной деятельности населения (что подтверждается также примером Греции эпохи расцвета).

Экономический строй, образовавший почву Ренессанса, не мог длиться долго; он был лишь промежуточной ступенью между феодализмом и капитализмом. Но, несмотря на свою кратковременность, переходный характер и узкие, ограниченные масштабы производства и общества, эпоха Возрождения имеет огромное принципиальное значение для всей последующей истории культуры. Это было время, когда человеческая личность уже освободилась от сословно-феодальных, крепостнических, цеховых, религиозных пут и регламентации средневековья, но еще не попала в зависимость от новых уз - капиталлизма. Эпоха Возрождения явилась как бы ранним просветом в будущее человечества, намеком, смутным контуром всестороннего, гармонического развития человеческой личности, которое стало возможным на совершенно иной основе много столетий спустя, лишь в условиях бесклассового, социалистического общества.

Эпоха Ренессанса, ранее начавшаяся в Италии, в разных странах приобретала различные особенности. В XV столетии земля Англии была усеяна мелкими крестьянскими хозяйствами, и лишь кое-где между ними встречались крупные поместья лендлордов. В городах достигло расцвета ремесло. "Взятое в целом - пятнадцатое столетие было хорошим временем для крестьян и рабочих и плохим временем для лендлордов", - пишет Дж. М. Тревельян ("English Social History". London, Longmas, 1944, p. 63). Мнение Тревельяна о трудностях для лендлордов в XV веке явно преувеличено, но исторические факты свидетельствуют о народном довольстве в Англии того времени. Этот экономический строй создал для Англии конца XIV - начала XV столетия возможность народного богатства, как пишет Маркс, "но возможность капиталистического богатства этим строем исключалась" ("Капитал", I, гл. XXIV, стр. 616, изд. 8-е). Это время, красочно описанное канцлером Фортескью, сохранилось надолго в памяти народа под названием "golden days of old merry England" - "золотая пора веселой старой Англии". Недаром XV столетие было периодом особенного расцвета народной поэзии в Англии и Шотландии. Песня звучала повсюду - в деревне, в городе, в замке, на поле, "песней начинались и песней заканчивались в Шотландии все общественные и частные дела; песни пела вся страна утром, днем, вечером, в минуты работы и отдыха, радости или горя... Дороги полны были бродячих музыкантов; состязания "волынщиков" были распространенным развлечением"*. В XV веке своего высшего расцвета достигает английская народная баллада, где описаны подвиги народных героев и прежде всего - Робин Гуда, где сюжеты лирические и драматические полны веселой сказочной фантастики. На лужайках и полянах веселой старой Англии население играет драматические сценки, празднует весенние обряды с танцами и песнями. Творчество Шекспира органически связано с богатейшей сокровищницей народной поэзии и фольклором Англии, достигшими большого расцвета в XV столетии. Дж. Тревельян в той же книге пишет: "Это было не случайно, что шекспировские пьесы были больше поэзией, чем прозой, потому что аудитория, к которой он обращался, как, впрочем, и весь английский народ, и в селах и в городах привыкла именно к поэзии как к форме повествования, развлечения и передачи событий истории и повседневных и выдающихся событий современности. Не газеты и романы, а песни и баллады разносили по стране Автолик и его товарищи, чтобы насытить аппетиты жителей городских улиц и сельских дворов" ("English Social History", p. 202).

* ("История английской литературы", т. I, вып. 1, стр. 218 (М. П. Алексеев, гл. 3).)

Сам Шекспир с любовью говорит о "золотом веке"*.

* (В "Как вам это понравится" Шарль говорит о герцоге: "Они живут, как Старый Робин Гуд английский... и проводят время беззаботно, как это делалось в золотом веке" (1, 2).)

Но недолго длился расцвет народного богатства веселой Англии. Дальнейшее развитие тех же самых экономических сил, которые высвободили производителя из экономических и духовных уз средневековья и создали расцвет мелкого частного производства в деревне и городе, приводит к уничтожению этой краткой передышки, ввергает народ Англии в полосу неслыханных бедствий и страданий. Маркс точно определяет время этого изменения: "Пролог переворота, создавшего основу для капиталистического способа производства, разыгрался в последнюю треть XV и первые десятилетия XVI столетия" ("Капитал", т. I, гл. XXIV, стр. 616, изд. 8-е). Основа процесса - превращение пашен в пастбища для овец и насильственная узурпация феодалами общинных земель, известная под именем "огораживания".

Тщетны были попытки Генриха VII и Генриха VIII рядом законов приостановить процесс огораживания. Законы экономики оказались сильнее законодательства королей. Лорд-канцлер Генриха VIII Томас Мор в своей "Утопии" писал, что овцы, "обычно такие кроткие, довольные очень немногим, теперь, говорят, стали такими прожорливыми и неукротимыми, что поедают даже людей, разоряют и опустошают поля, дома и города" ("Утопия", стр. 59, изд. 1935 г.).

Уничтожение феодальных дружин и расхищение монастырских земель при реформации еще более увеличили толпы пауперизированных, бывших обитателей веселой старой Англии. После того как они вместе с женами и детьми были согнаны с занимаемых ими земель, имущество их отнято, а дома снесены, после того как множество крестьян насильственно было превращено в бездомных бродяг и нищих, обреченных на гибель, их стало преследовать правовое законодательство Генриха VII, Генриха VIII, Эдуарда VI, Елизаветы, Иакова I. Все они издают жестокие законы против бродяжничества. Меры наказания: бичевание, отрезывание ушей, наложение клейма на лоб, щеку, грудь, смертная казнь. (По Голиншеду, только при Генрихе VIII было казнено 72 тысячи человек.) Таковы разительные перемены, произошедшие в Англии в течение нескольких десятилетий. "Мы ясно видим ту пропасть,- замечает Маркс, - которая отделяет минувший XV век от XVI. Английский рабочий класс из своего золотого века без всяких переходных ступеней попал в железный век" ("Капитал", т. I, гл. XXIV, стр. 617, изд. 8-е).

Этот железный век был веком жизни и деятельности Шекспира.

Как отразился этот ход английской истории на аристократии, крупных землевладельцах? "Последние, - пишет Энгельс, - ...уже давно были на пути к тому, чтобы стать... первыми буржуа нации. К счастью для Англии, старые феодальные бароны перебили друг друга в войнах Алой и Белой Роз. Их наследники, большей частью также отпрыски этих старых фамилий, вели, однако, свой род от столь отдаленных боковых линий, что они составили совершенно новую корпорацию. Их навыки и стремления были гораздо более буржуазными, чем феодальными. Они прекрасно знали цену деньгам и немедленно принялись вздувать земельную ренту, прогнав с земли сотни мелких арендаторов и заменив их овцами. Генрих VIII массами создавал новых лендлордов из буржуазии, раздавая и продавая за бесценок церковные имения. К тому же результату приводили беспрерывно продолжавшиеся до конца XVII столетия конфискации крупных имений, которые затем раздавались выскочкам и полувыскочкам. Поэтому английская "аристократия" со времени Генриха VIII не только не противодействовала развитию промышленности, но, наоборот, старалась извлекать из нее пользу" (Маркс и Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 298).

Учет этих специфических противоречий английского Ренессанса необходим для понимания важных вопросов творчества Шекспира. В Англии социальные элементы, заинтересованные в буржуазном развитии страны, выступали в XVI веке не вместе с народом против феодальной аристократии*, а, наоборот, вместе с аристократией против народа. При этом главным стержнем была новая аристократия, "дитя своего времени, для которого деньги являлись силой всех сил" (Маркс, "Капитал", т. I, гл. XXIV, стр. 616, изд. 8-е). Таким образом, в Англии наблюдается своеобразное явление: один и тот же класс - феодальная аристократия - постепенно начинает пользоваться методами буржуазного обогащения, не отказываясь в то же время и от своих прежних феодальных привилегий и методов и заставляя их служить новым целям.

* (Как это произошло в Англии лишь во время Кромвеля в революции 1648 г., а во Франции - в 1789 г.)

Нас все эти экономические и исторические черты интересуют в той мере, в какой они объясняют, как своеобразие английского Ренессанса могло отразиться на человеческих характерах, на их внутреннем мире, целях и поступках, то есть на всем том "сложении и возрасте века" (the very age and body of the time), которое отразил Шекспир в великолепном зеркале своего искусства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://william-shakespeare.ru/ "William-Shakespeare.ru: Уильям Шекспир"