БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 9. Любовь и романтика приключений

"Два веронца"

Комедия упомянута Мерезом в списке пьес Шекспира в 1598 году. По стилевым признакам датируется разными исследователями в пределах 1591-15?5 годов. Э. К. Чемберс считает временем возникновения комедии 1594-1595 годы.

Источник сюжета - история Феликса и Фелисмены из испанского пасторального романа Монтемайора "Диана" (1542-1559). В 1585 году одна английская труппа ставила пьесу "Феликс и Филомена" (текст не сохранился). Неизвестно, воспользовался ли Шекспир этой пьесой или одним из переводов Монтемайора-французским (1578) или английским (рукописный текст- 1578, напечатан позже появления пьесы Шекспира - в 1598 году).

По сравнению с "Комедией ошибок" и "Укрощением строптивой" "Два веронца" представляют собой явный шаг вперед, притом в новом направлении. Первые две комедии принадлежат еще к фарсовой традиции, хотя они кое в чем переросли ее. "Два веронца" - первая "романтическая" комедия Шекспира. Вполне оставаясь на почве реальности, Шекспир вводит в "Двух веронцах" мотивы идеальные. Речь идет о высоких человеческих чувствах и больших нравственных ценностях - о верности в любви и дружбе.

Морализаторские цели Шекспиру чужды в этой комедии, как и в остальном драматургическом творчестве. Он создает характеры, и раскрытие их в действии составляет его главную цель как художника.

Валентин - чистая, цельная натура. Он стоек в дружбе, верен своей любви даже в разлуке. Его характеризует благородная простота и решительность. В одном он только проявил робость - он не покоритель сердец, как его друг, и не он, а Сильвия сделала первый шаг к их сближению.

Такой же цельностью отличается нежная, хрупкая Джулия. Она не сразу поддалась ухаживанию Протея, но, полюбив его, всем сердцем отдалась своему чувству. Во имя него она готова и на жертву и на подвиг.

В отличие от робкой Джулии Сильвия решительна и уверена в себе. Она смела, умна, насмешлива, остроумна, готова прибегнуть к крайним средствам для достижения счастья с любимым.

Как ни различны они, есть черта, свойственная им в равной мере, - цельность натуры, верность чувству. Именно этим они отличаются от героя, которого Шекспир многозначительно назвал именем мифологического персонажа, менявшего свой облик - Протея.

Как правило, Шекспир не давал своим героям имен со значением. Это осталось у него принадлежностью персонажей комических. Но фигура Протея не шутовская. И, добавим, не злодейская, хотя поведение его оказывается весьма предосудительным.

Протей - человек чувства. Жить без любви, без страсти он не может. Не случайно, что любовь проснулась в его сердце раньше, чем у друга. Валентин еще посмеивается над любовным увлечением Протея, когда мы знакомимся с ними. Ему, Валентину, свойственны другие стремления: он честолюбив, хочет проявить себя в деле, завоевать положение. До всего этого Протею дела нет: он живет жизнью сердца.

Но чувство Протея отличается одной особенностью. Ему необходимо, чтобы предмет его любви был перед ним. Нельзя сказать, что его чувство поверхностно. По-своему оно глубоко, но оно нуждается в повседневной пище. Когда Протей разлучился с Джулией, она как бы выпала из его сердца. Им овладела страсть к Сильвии. А так как эмоции его очень сильны и властно требуют удовлетворения, то Протей со всей присущей ему страстностью стал бороться за Сильвию, презрев и преданность Джулии, и дружбу к Валентину, и все правила добропорядочности. Тем не менее и Валентин и Джулия оказываются в состоянии простить неверность Протею, как только он изъявляет готовность признать свою неправоту и исправиться. Каждый из них знает, как велика сила чувства, и в этом смысле они могут не только понять, но и простить Протея.

Развязку комедии находили недостаточно моральной, неэстетичной и психологически неоправданной. Новейшие исследователи, как Дж. Довер Уилсон, предложили для "оправдания" Шекспира текстологические мотивы. Довер Уилсон считает, что развязка дошла до нас в значительно сокращенном виде, притом с изменениями, сделанными не самим Шекспиром, а кем-то другим, отчего и происходят все несообразности финала*.

* ("Two Gentlemen of Verona", The New Cambridge Shakespeare, ed. by A. Quiller-Couch and J. Dover Wilson, Cambridge, 1921, p. XII-XIX, 77-82, 102.)

Если сокращения и имели место, то в целом дошедшую до нас финальную сцену можно считать вполне Шекспировской. Другое дело, что современному сознанию она представляется неоправданной. Правильно понять ее можно, лишь учитывая своеобразие ренессансного мировоззрения. С точки зрения людей эпохи Шекспира, не было ничего несообразного ни в том, что Протей раскаивается, ни в том, что друг и возлюбленная прощают его.

Пьеса вся пронизана духом эпохи Возрождения. Недаром действие ее происходит в Италии, обетованной земле Ренессанса. Юг с его знойными страстями, стремительностью и горячностью людей во многом даст знать о себе в "Двух веронцах". Но четкая локализация действия никогда не была свойственна Шекспиру. Свое национальное, английское властно вторгалось в его пьесы, где бы ни происходило их действие. Так случилось и здесь.

Валентин, изгнанный из Милана, сразу попадает в лес, который совсем не похож на итальянский. Английский зритель Шекспировского времени безошибочно узнавал в нем Шервудский лес, в котором прятался Робин Гуд со своими лесными братьями. Английская природа и английский фольклор придают дополнительный романтический колорит комедии Шекспира.

Мы сказали "комедии", и надо уточнить это жанровое обозначение применительно к пьесам Шекспира. В "Комедии ошибок" и "Укрощении строптивой" все было форсировано комедийным. В "Двух веронцах" отнюдь не все действие является комедийным. Нет ничего смешного в драме преданной Джулии, совсем не комичны последствия предательства Протея для Валентина и Сильвии. "Два веронца" - первая из комедий Шекспира, в которой определилось своеобразие этого жанра у великого драматурга. Серьезное и смешное уживаются рядом. Счастливая развязка обращает все происшедшее в повод для веселья. Собственно комическое составляет лишь часть действия, но столь значительную, что оно определяет колорит всей пьесы. Мы имеем в виду шутовские эпизоды со слугами.

Рядом со стихией возвышенных романтических чувств героев соседствует самая откровенная клоунада. Искусство Шекспира проявилось в том, что вставные клоунские интермедии были им органически сплетены с основным сюжетом. В первой комедии Шекспира Дромио Эфесский и Дромио Сиракузсккй не только внешне неразличимы. Они похожи друг на друга и во всем остальном. В "Двух веронцах" Ланс и Спид наделены определенностью характера. При этом они контрастны не только по отношению друг к другу, но и в сравнении со своими господами. У прямодушного Валентина, несколько медлительного и, если так можно выразиться, внутренне неповоротливого, - ловкий, изворотливый, быстрый Спид (самое имя по- английски означает "быстрый"), У гибкого, изменчивого Протея - медлительный, меланхоличный Ланс. Он очень смешон, и недаром Энгельс писал, что один только Ланс со своей собакой Кребсом стоит всех немецких комедий, вместе взятых.

Шекспир написал потом комедии более тонкие и изящные. Но путь к ним лежал через "Двух веронцев". Именно в этой пьесе исток всего того нового, что внес Шекспир в искусство комедии: романтика высоких чувств, озаренных молодостью, красотой, изяществом мысли, сочетание всего этого с площадным юмором и реминсценциями фольклорных сказочных мотивов.

У Ланса и Спида будет потом целая серия продолжателей- и ткач Основа (в "Сне в летнюю ночь"), и Оселок (в "Двенадцатой ночи"), и даже трагический шут короля Лира. Мы увидим также, как разовьет Шекспир психологические мотивы, представленные в образах героев комедии. Джулия найдет свое продолжение в образе Виолы ("Двенадцатая ночь"), Сильвия - в Порции ("Венецианский купец") и Розалинде ("Как вам это понравится"). Валентин открывает собой целую галерею юных героев комедий, он предшественник и Лизандра, и Орландо, и других. Но наибольший интерес представляет развитие и углубление тех психологических мотивов, с которыми мы впервые сталкиваемся в образе Протея. Это Клавдио ("Много шума из ничего"), в еще большей мере Анджело ("Мера за меру") и некоторые другие герои поздних комедий Шекспира.

Сравнение "Двух веронцев" с более зрелыми комедиями Шекспира, естественно, не всегда в пользу этого раннего произведения. Но оно имеет свою прелесть - прелесть открытия художником новой, неизведанной области жизни. И молодой Шекспир с упоением щедро накладывает краски на холст, создавая резкие контрасты, не боясь ярких цветовых пятен. Это еще не до конца отделанное полотно, а скорее этюд, но этюд гения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://william-shakespeare.ru/ "William-Shakespeare.ru: Уильям Шекспир"